Новости сайта

Игра на НЕсвобождение

 
Изображение пользователя Марат Авдыев
Игра на НЕсвобождение
от Марат Авдыев - Воскресенье, 22 Январь 2017, 14:51
 

Свободу мне!Да эта игра становится всё более популярна в судейском сообществе. Гражданин обращается в суд и ожидает эффективной защиты от кредиторов, от произвола коллекторов -  не тут то было! Первые 1,5 года практики по делам о банкротстве породили спрос на различного рода ухищрения, «крючкотворные» схемы, которые могут девальвировать,т. е. сделать бессмысленными и бесполезными и без того громоздкие, дорогостоящие  процедуры банкротства. Легко догадаться кто и за счет кого в современной России получает от того выгоды!


Безусловно понятно, почему закон не допускает освобождения от обязательств, если гражданин сокрыл имущество, предоставил недостоверную информацию о своем имущественном положении или совершил преступления в сфере банкротства, как то: умышлено создал ситуацию банкротства  заявил о банкротстве, которого нет (фиктивное), сразу брал кредит с прицелом на невозврат (преднамеренное) или досрочно удовлетворил требования отдельных кредиторов в ущерб иным кредиторам. Все эти схемы хорошо известны мошенникам с зари капитализма и не только в России. Они описаны в мировой классической и русской литературе. Но на практике у ряда судей и финуправляющих возникает  «пропускать» каждого добросовестного гражданина через систему «фильтров» и «тестов». Всё это напоминает сложные экзамены. Вызывает волнения  - кто не знает, то должен «купить ответ». Иными словами — широчайшее поле для коррупции и произвола.


Судьи, которые играют в игрыЗаметим что уголовное законодательства определяет нижний предел за преступления в сфере банкротства — 2 млн. 250 тыс. на одного гражданина. Соответственно на супругов, при условии законного режима собственности, (брачный договор может определить иной режим) — нижний порог будет составлять 4,5 млн. руб. Между тем под данным статистики большинство россиян должны в среднем 1,2 млн. руб. - не посадить,  «но помешать жить можно», как  подмечает сатирик Михаил Жванецкий,  .  Для этого и существует игра на неосвобождение и служебное положение, которое «для того и существует для того, чтобы им пользоваться» (Эльдар Рязанов — к/ф «Забытая мелодия для флейты»)   


Правила игры 



Скажи сколько должен!

Правила игры на неосвобождение заключаются в том, что судья начинает бесконечно придираться по составу документов. Например арбитражный кодекс возлагает обязанность доказывать те обстоятельства, на которые ссылается сторона спора. Докажите, сколько Вы должны! Каждому кредитору и до копейки в разрезе основного, долга, пени и процентов! Многие должники, да и юристы, не знают контр-приема от такого недобросовестного, проще говоря «грязного» приема в переговорной тактике. Прием очень простой — составить примерный расчет в заявлении о банкротстве (банки как правило запросы игнорируют, они привыкли спрашивать и диктовать, но не отвечать и не вести диалог), и направить это заявление заказными письмами каждому кредиторами с предложением этот расчет опровергнуть своими расчетами. Если банк отвечает — принять его точку зрения, по принципу семь бед — один ответ (имущества то у рядовых граждан  в 95% случае нет), а если кредитор молчит — то в силу принципа состязательности суд ДОЛЖЕН согласиться в позицией должника. Очень просто, не тали ли? Тем не менее, ряд юристов "впаривают" должникам процедуру реструктуризации  долгов только лишь для того, чтоб аккуратно сверить расчеты с кредиторами. Т.е. даже когда нечего и не за что "реструктурировать" ровным счетом. Но каждая процедура банкротства гражданина - это выброшенные на ветер  деньги (25000 руб. с гаком - финуправляющему и половинка от 11-12  тыс. руб. за публикации в газете КоммерсатЪ + Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, да и юрист, в конце концов, не будет работать бесплатно. Вот альтернативная цена бездумного управленческого решения. Но народ всё это покорно оплатит.)


Изображение пользователя Марат Авдыев
Объясни куда потратил кредиты!
от Марат Авдыев - Воскресенье, 22 Январь 2017, 14:55
 

Век свободы не видать!Ещё одна тактика, в зависимости от предпочтений судьи, да и личных симпатий- антипатий,  этот вопрос может задаваться должнику в дружеской либо враждебной форме. Ответ ожидается в форме анализа, причем финансовый анализ регулируется нормативными актами как для случая бизнеса, проще говоря на граждан эти правил не распространяются. Но тем не менее ряд судей любит НЕ освобождать по этому основанию.


Контр -прием: 

запросить выписку из бюро кредитных историй, провести анализ темпов индексации зарплат и пенсий и сравнить с темпами роста кредита по некой усредненной ставке.  Допустим гражданин имеет кредитный портфель на 1 млн. руб., при этом средняя ставка кредита 48% годовых. Знаете ли Вы как возрастает такой ростовщический кредит за 10 лет? Легко подсчитать: достаточно подзанять 18400 руб. чтобы через 10 лет они превратили в 1 млн. долга! («Правило 72» помогает сделать эти расчеты в уме * ). Т.е. закредитованное российское население — это те же азартные игроки в казино. Чем дольше сидишь за столом — тем больше проигрываешь. Хочешь «поносить» пустяковый кредит 10 лет? - приготовься отдать миллион! 


Этот анализ можно подготовить с хорошими графиками, диаграммами, учесть специфику должника и — ответ на каверзный вопрос готов.  

        

«Токсичное» правило: манипуляция доказательствами    

ДиалогНекоторые судьи  не останавливаются на полпути и не гнушаются совсем грязными правилами, как  например, в упор не замечают имеющихся в деле доказательств, снова и снова выносят определение, обязывающее должника — заявителя «раскрыть, объяснить, доказать, подтвердить» какие то детали второй, третьей и даже четвертой степени важности, снова и снова. Закон и сам предмет спора остаются где то на далекой периферии, а всё внимание судья сосредотачивает на его любимой полянке. К слову говоря, в сознании ряда судей, занимаемая должность ассоциируется именно с таким «хозяйским» отношением к своему поприщу. Происходит «прихватизация» правосудия, использование крючкотворства, например в целях причинить боль, продемонстрировать свою власть. Да и денежный вопрос не упускается порою из виду: ведь грешные граждане — должники сами охотно понесут!).         


 Это хождение по кругам ада можно прервать систематизацией всех требований судьи в виде таблицы. Заявитель может писать на вопрос № 99 поясняю следующее: как уже было сказано в ответе 94, 96, 98 данные документы имеются в деле под номерами X, Y, Z см. приложения №№ к заявлению . . . - нумерация конечно, условная. 


Но если судья упорно держится за свою «делянку»  и ни пяди земли не отдает должнику, то самое время поймать его на воспрепятствовании правосудию и заявить хороший обоснованный отвод, можно целую серию, накопив и хорошо сгруппировав аргументы. Отвод означает недоверие. Их рассматривает уже зам. Председателя арбитражного суда и в 99% случае их не удовлетворяет.   Но заявлять отводы нужно в подходящий момент. Например, когда судья торопиться перейти к следующему делу или подошел конец рабочего дня — заставьте судью поработать сверхурочно!  

  

Хорошо, если отвод одному судье заявляют разные люди. При банкротстве супругов такое возможно, да и в случае консолидации защиты прав граждан. Ищите друзей по несчастью, изучайте повадки нечистоплотных судей и не ленитесь выводить их снова и снова на чистую воду! 

------------

* Для примера, рассмотрим сколько требуется месяцев для удвоения  15625 руб. кредита по ставке 48% годовых или 4% в мес.? "Правило 72" дает ответ:  72 / 4 = 18 мес. Т.е. каждые полтора года сумма задолженности по кредиту удваивается.  За 9 лет "набежит"  это будет 2 * 2 * 2 * 2 * 2 * 2 = 64  или "пустяковый" 15625 руб. кредит превращается в 1 миллион. - Попробуйте отыскать такие виды экономической деятельности, которые помогут его вернуть, исключая перечисленные в Уголовном кодексе :-)  

Изображение пользователя Марат Авдыев
«Токсичное» правило: воздействие на финуправляющего.
от Марат Авдыев - Четверг, 19 Январь 2017, 12:33
 

Мы - банкроты!Тоже интересный вариант. Вот кейс, об этом.  Речь идет о банкротстве супружеской пары А уже на протяжении 8 мес. Сначала судья "плодотворно" манипулировал доказательствами, затем - стал мстить должникам за обоснованные отводы, заявленные их представителем. (Судья - женщина, склонная употреблять власть. А отвод воспринимается в данном кейсе как оскорбление чести и достоинства.)

Следите как напряженно работает мысль, тезисы и антитезисы - это просто цитаты из одного 14- страничного определения о продлении срока реализации имущества должника. Собственно слова о новом сроке занимают пару строк, а все остальное - это "диалектика" и выражение личной позиции оскорбленного судьи.  

 В своем определении  суд установил: Общая задолженность должника–А. перед кредитором составляет  280889  Общая задолженность супруга должника  перед кредитором составляет 841467 рублей 


Расчет кредитора судом проверен, является верным, должником,финансовым управляющим не оспорен. Заключение финансового управляющего подробно приведены в определении суда от  14.12.2016: «имущества,  подлежащего реализации в процедуре банкротства у должников не выявлено...;проведен анализ финансового состояния граждан ­банкротов, по результатам которого сделан вывод о низком доходе семьи,об отсутствии средств для расчетов с кредиторами и возможности восстановления платежеспособности должников;  признаков фиктивного и преднамеренного банкротства у должника не обнаружено;  договоров,  на основании которых производилось отчуждение или приобретение имущества должника на стадии процедуры реализации,не заключалось... реализован автомобиль в неликвидном состоянии по цене 170000 рублей,  покупатель аффилированным лицом не являлся,  оснований для оспаривания названной сделки не обнаружено».

Реестр кредиторов закрыт еще осенью 2016г. в соответствии со ст. 142 Закона «О банкротстве». 


Отпустить или не отпустить?

Почему бы не отпустить супругов — банкротов с миром, не списать долги, которые невозможно вернуть? - Не тут то было! 

Судья начинает давать указания финансовому управляющему: корректно в определении, дескать сделать как следует подготовь анализ сделок должников, нет ли чего то противозаконного? И не совсем корректно судья дает понять: пока ты не оспоришь такую то сделку, я не отпущу твоих должников. А ведь нам еще работать и работать по иным делам . . .       [это уже в кулуарах]


Суд трижды откладывает рассмотрение отчета финансового управляющего: хотя  в материалах дела уже достаточно доказательств для формулировки окончательного вывода по делу и вынесения определения суда согласно имеющимся в деле доказательствам : имущество должников принадлежит к предметам обычной домашней обстановки и обихода,  на которые в соответствии со статьей  449  Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации «не может быть обращено взыскание при банкротстве физических лиц,такое имущество не подлежит включению в конкурсную массу;зарегистрированного имущества, дебиторской задолженности, драгоценностей и иных предметов роскоши не обнаружено» 


Как финансовый управляющий "прогибается" под нажимом судьи

И вот вопреки ранее сделанным им анализу и выводу финансовый управляющий  изменяет свою позицию по делу на прямо противоположную, переоценивает заново имеющиеся в деле доказательства.   Так в определении суда от 30 декабря 2016 г. говорится: в ходе проведения процедуры банкротства, управляющим было выявлено имущество, ранее не включенное в конкурсную массу [какое? Это ложь!], которое подлежит реализации и находится на ответственном хранении должников [опять грубая ложь!]. 


Данное утверждение финансового управляющего противоречит имеющимся в деле письменным пояснениям Должника еще полугодовой давности, где был приведен исчерпывающий перечень имущества Должника.  Обвинение Должника в сокрытие имущества, равно как и удовлетворении требований отдельных кредиторов с причинении убытков иным кредиторам голословны.  (Если бы это было действительно так, то финансовый управляющий должен был указать какое конкретно имущество скрыто и передано на хранение Должнику, требования каких именно кредиторов удовлетворялись досрочно? Ничего этого он не сделал).


Заключение

Манипулирование с доказательствами по гражданскому  делу является крайне неэтичным действием и может повлечь профессиональную, административную и в отдельных случаях уголовную ответственность (ложный донос, попытки привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности, фальсификация доказательств - по каждому эпизоду могут быть поданы соответствующие обращения.)

Любите меня таким какой я есть!

Но это в теории. На практике, удерживая последние деньги семьи должников (даже не выдавая минимальный прожиточный минимум), финансовый управляющий заставляет их  отказаться от любых жалоб против него и даже от участия представителя должника в суде. А если они будут идти наперекор, то не исключено отобрание малолетнего ребенка от семьи, которая не способна обеспечить ему достойный уровень жизни! - Такой "эффективный" прием!

Мы будет продолжать контролировать ситуацию и надеемся на участие адвокатов в этой крайне неэтичной ситуации. 


Вот какие гримасы правосудия возникают в мутной постоянно изменчивой воде. К слову говоря Закон «О банкротстве» редактировался уже раз 40, а вместе с подзаконными актами — свыше шести десятков. Некоторые редакции живут всего по 1-2 недели.   


Так что там «наверху» говорят о правовом государстве и росте правосознания?       Выводы делайте сами.