Новости сайта

Что пишут коллекторы своим должникам в SMS

 
Изображение пользователя Марат Авдыев
Что пишут коллекторы своим должникам в SMS
от Марат Авдыев - Воскресенье, 14 Декабрь 2014, 14:05
 

Вымогательство"Ваша квартира выставлена на торги", "За вами выехали из ОВД", "Не пытайтесь скрыться", "Собирайте свои вещи" - такие смс-сообщения ежедневно в огромном количестве приходят на мобильный телефон жительницы Астрахани Татьяны Михайловны Воробьевой. Угрозы присылают ежедневно десятками днем и ночью. Рассылают их коллекторы из Москвы, которые хотят получить с небогатой, пожилой и нездоровой женщины всего-то миллион рублей. По их подсчетам, именно столько она задолжала.

На самом деле никакого долга у нее нет. На то, чтобы это проверить, редакция потратила не один день. Вот что выяснилось.

Вымогательствао продолжаетсяЕще в 2012 году Воробьева взяла у некой микрофинансовой организации, до сих пор работающей в ее городе, 10 тыс. рублей. Нужда была большая. Через несколько дней в положенный срок вернула уже 15 тысяч, поразившись грабительским процентам. Но бумагу о том, что у нее долга нет, ей не выдали, сославшись на якобы зависший компьютер, хотя Воробьева долго ждала, пока этот самый компьютер "отвиснет". Но не дождалась. А спустя два года коллекторы сообщили ей о фантастическом долге в 1 млн рублей и о своих видах на ее квартиру.

Обыкновенная история

Проверка показала, что два года назад, в тот же день, когда женщина вернула 15 тыс. рублей, якобы от ее имени в той же микрофинансовой организации появился новый заемный договор с совершенно другим номером, который она не подписывала. Была ли это просто копия ее прежнего договора с другим номером или кто-то поставил за Воробьеву подпись, должны решить правоохранители. С точки зрения закона подобное вообще-то называется мошенничеством и вымогательством и образует состав уголовного преступления. Но это в теории. На практике же все складывается прямо наоборот. Наш закон женщину не защитил, хотя она очень просила об этом. Причем обращалась ко всем, кто по долгу службы обязан это делать. И кого мы, рядовые налогоплательщики, именно для такой защиты содержим. Учитывая, что угрозы идут из Москвы, Воробьева попросила о помощи Генпрокуратуру. Там ее заявление перенаправили в прокуратуру Москвы. Из столичного надзорного ведомства крик о помощи был переслан в Тверскую межрайонную прокуратуру. С тех пор прошло полгода. 


Угроз от этого стало только больше. 

Тогда она обратилась в полицию по месту жительства. Никакой реакции. И лишь убедившись, что помощи ждать неоткуда, Воробьева попросила об этом редакцию. Мы связались и с коллекторами, которые шлют женщине угрозы, и с неким "Кредитным союзом", который также называется "Деньги напрокат". Общение с этими организациями оставляет чувство брезгливости, во-первых, потому что там основной стиль общения - ничем не прикрытое хамство, а во-вторых, разговаривать там можно лишь с малообразованными рядовыми сотрудниками, которые начинают любое общение со слов "че надо"? Само же руководство коллекторов и подобных "кредитных союзов" тщательно скрывается, понимая, что их работа практически вся укладывается в Уголовный кодекс.


У столичного "Кредитного союза" огромное количество "дочек" открыто во многих городах страны, которые опутаны такими "финансистами" как паутиной. Да, у подобных организаций есть должники, но проверка показала, что в сети к ним попадает немало невиновных граждан. Типична в этом смысле история одного из пострадавших, который категорически боится называть свою фамилию. Пенсионер попросил в такой микрофинансовой организации денег. Ему предложили заполнить анкету с адресом и паспортными данными. Но после ее рассмотрения в кредите отказали. Спустя полтора года коллекторы объявили инвалиду, что у него миллионный долг, равный цене его квартиры. И в этом случае местные правоохранительные органы не стали защищать старика. Он уже полгода скрывается  у друзей в другом районе области.


Не секрет, что клиенты подобных микрокредитных контор - в большинстве своем это бедные, старые и больные люди. Выражаясь чиновничьим языком, социально незащищенные слои населения. Таких проще пугать, и у них легче вымогать последнее. Вот и напрашивается грустный вывод. Повсеместный отказ правоохранителей помогать старикам и инвалидам  при угрозах коллекторов можно объяснить тем, что вымогатели уверены, что их трогать не будут. Ведь не случайно в большинстве угроз, которые до сих пор получает жительница Астрахани и другие пострадавшие, говорится, что из полиции за ними выехали.


Кстати, корреспонденту "РГ" в УВД Астрахани подтвердили, что о подобных угрозах местному населению они знают, но сделать ничего не могут. А еще сказали, что в районном отделении полиции действительно приняли жалобу Воробьевой, но переслали ее местному участковому. И добавили, что он, судя по всему, "напишет отказной", так как никого ведь не убили.


Мнение

Алексей Куприянов, почетный адвокат России

Закон "О потребительском кредите (займе)", установивший в 2014 году предел банковским аппетитам, введя максимальный размер процентов по ссудам, распространяется и на микрофинансовые организации. Новое правовое регулирование позволит заемщику в случае нарушений со стороны ростовщиков защитить свои права в суде путем предъявления иска о признании кредитного договора недействительным. Если такой иск удовлетворят, заемщик будет обязан вернуть лишь сумму микрокредита и незначительные проценты за пользование этими деньгами. Нормы нового закона обязаны исполнять и коллекторы. Нельзя беспокоить должников ночью, а в выходные и праздники - даже и вечером. При каждом обращении к должнику или его поручителю коллектор обязан назвать свою должность, имя и адрес организации. Потому нельзя пугать должника и его близких не предусмотренными законом последствиями неуплаты долга и иными фантазиями вроде выезда наряда полиции или подготовки квартиры к продаже с торгов. Такими действиями коллектор наносит моральный вред должнику - нравственные страдания. Их тоже можно взыскать в суде. И угрожая адресату обвинениями в мифических уголовных преступлениях, коллектор совершает правонарушение.


Нарушением является и угроза судебного взыскания сумм, многократно превышающих реально причитающиеся к уплате по кредитному договору. Необоснованное требование завышенных по сравнению условиями договора сумм может образовать состав покушения на "мошенничество". Полагаю, что действующая формулировка вымогательства, воспринятая нашим Уголовным кодексом с советских времен, в новых экономических условиях устарела и требует законодательного уточнения. Мне кажется, что поставленные на поток судебные иски о признании кредитных договоров недействительными принудили бы микрофинансовые организации и коллекторов более уважительно относиться к соблюдению требований законодательства.

Собирайтесь с вещами

Что пишут коллекторы своим должникам в SMS

Проблема

Текст: Наталья Козлова

Опубликовано в РГ (Неделя) N6549 от 5 декабря 2014 г.


Наш комментарий


Да, именно моральный вред с банка Русский стандарт взыскивает сейчас  в суде бывший клиент этого банка за преследование спустя 3 года после отказа Банка от иска. 


Изображение пользователя Марат Авдыев
Граждане без "статуса" и без судебной защиты
от Марат Авдыев - Воскресенье, 14 Декабрь 2014, 14:10
 

Медиация в ответ на угрозыИндивидуальный предприниматель может быть признан банкротом, но его долги по потребительским кредитам останутся, что противоречит здравому смыслу и девальвирует само право на судебную защиту. Суды трактуют отдельные пункты закона «О банкротстве» *  как запрещающие отдельным категориям субъектов - гражданам «без статуса»  (т. е. ранее не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя) обращаться в суд вопреки Конституционным принципам: каждый имеет право на судебную защиту. Налицо -- грубейшая дискриминация. 

Гражданин, имеющий признаки банкротства, не может рассчитывать на мораторий кредиторской задолженности, примирительные процедуры с кредиторами, обсуждение графика рассрочки платежей, скидку с долгов и др. законные процедуры с позиции гражданского законодательства. Здесь отчетливо прослеживаются дисфункции судебной системы, системы  исполнения судебных актов.  Наряду с судебной системой в России функционирует хорошо отлаженный параллельный институт взыскания, основанный на угрозах незаконного привлечения к уголовной ответственности, психологического давления и зачастую едва прикрытого договором займа / кредитным договором  вымогательства. 

Самосудом можно назвать те действия банка, коллектора,которые осуществляются от имени Закона, Судьи и Пристава в одном лице. Все это совсем не способствует реформированию судебной системы,  повышению  эффективности её работы и укреплению доверия к суду со стороны общества. 

--------------------

* 6. Речь идет о п. 2. ст. 231  Закона «О банкротстве», гласящего: нормы, которые регулируют несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и содержатся в иных федеральных законах, могут применяться  только после внесения соответствующих изменений и дополнений [каких?] .