Азбука безопасности

Печать

ЛожьПредставьте себе, здание Вашего склада приказом директора оценено в десятки раз дешевле его стоимости и внесено в уставный капитал ООО "Рога и копыта". Совершенно случайно Вы узнаете, что склад Вам более не принадлежит. Сам директор — «на больничном» и уволить его нельзя, а обратившись в арбитраж, Вы проигрываете, потому что операция под названием Доля в уставном капитале в обмен Склад «сама по себе еще не сказывается отрицательно на финансово-хозяйственной деятельности» истца. Более того, получив права собственности на само здание, ООО "Рога и копыта"

оспаривает Ваши права на товар, хранящийся на складе, что стоит на порядок дороже . . . и довольно успешно, поскольку именно Вас теперь именуют «рейдером1» и Ваши заявления в следственных органов кладут «под сукно»


Какой вред может причинить типовой устав?

Поскольку наиболее часто встречающая организационно — правовая форма предприятия малого и среднего бизнеса — это общество с ограниченной ответственностью, мы будем рассматривать именно этот случай, хотя сказанное в равной мере относится к акционерным обществам. С принятием Федерального закона 312-ФЗ [3], устав остался единственным учредительный документом юридического лица, определяющим структуру органов управления и контроля, их компетенцию, порядок отчуждения долей и их обременения, порядок созыва общего собрания и голосования, распределения прибыли и др.

 

 

Нередко предприниматели, которые думают, что хорошо понимают друг-друга, берут за основу «типовой» устав, любезно предлагаемый многочисленными посредниками-юристами, особенно в одном пакете с услугой по открытию расчетного счета в конкретном банке. В последнем случае регистрация ООО происходит «совершенно бесплатно». Между тем, трудно оценить управленческие риски подобного решения. Разработка устава — это сложная кропотливая работа, как правило, индивидуальная, подобно костюму сшитому на заказ. Предпринимателю необходимо вникнуть хотя в основные «настройки», которые предлагает Закон [3], потому что режим «по умолчанию» может оказаться не самым подходящим для его конкретной ситуации. В отношении обществ с единственным учредителем ситуация выглядит, на первый взгляд, проще, однако появление новых участников — это вопрос случая и времени (например в порядке универсального правопреемства).

Выгодное предложение


Рассмотрим пример. Предприниматель Андрей, много лет проработавший на рыке промышленного инструмента и металлов, получил выгодное предложение от консалтинговой компании, обещавшей помочь финансово и организационно. К тому моменту уже в течение десяти лет Андрей вместе с его сотрудником и партнером Сергеем осуществляли поставки перфораторов, дрелей, электроинструмента, метизов, расходных материалов и металлолома на предприятия России и ближнего зарубежья. Не хватало знаний в области внешнеэкономической деятельности и, конечно, финансовых ресурсов, поскольку заказчики продукции рассчитывались за поставки долгими месяцами. Но в целом, бизнес был жизнеспособным и прибыльным. Именно это обстоятельство «разогрело аппетит» корпоративных шантажистов Алисы и Василия — тех консультантов, которые любезно предложили «подставить своё плечо» и разделить нелегкие тяготы собственного дела. Андрей, Сергей, Алиса и Василий учредили хозяйственное общество «ПоБеда», доли Андрея и Сергея в уставном капитале ООО «ПоБеда» в сумме составляли — 51% , Алисы и Василия — 49%. После долгих переговоров и обсуждения стратегических планов Андрей и Сергей всецело делегировали юридические вопросы консультантом. Если бы Андрей и Сергей навели мало-мальские справки о деятельности консультантов, то скорее всего бежали бы прочь, со всех ног: за спиной Алисы и Василия насчитывалось уже не одно разоренное предприятие, судебные иски, причем, как ни странно сами Алиса и Василий выходили «сухими из воды» - в то время как против их бывших партнеров возбуждались уголовные дела за совершение экономических и налоговых преступлений.

Пока же Андрей и Сергей просто не нашли времени и сил проверить своих партнеров и действовали под чарами их личного обаяния. Будущий бизнес был зарегистрирован по адресу производственно-складского здания, принадлежавшего Андрею, которое он построил хозяйственным способом, а само незавершенное производство — внесено в уставный капитал «ПоБеды». Первая проблема, которую блестяще решили Алиса с Василием — это государственная регистрация складской недвижимости в собственности «ПоБеды». Вторая проблема была кадровая: найти подходящего руководителя предприятия. И эта проблема была быстро решена консультантами. Далее консультанты осуществили постановку учета, приняли на работу персонал.

Однако стратегическим планам не было суждено реализоваться. Алиса с Василием всецело сосредоточились на бумагах, обеденных финансовых ресурсов не привлекали, сделок не совершали. Андрей всё чаще стал сомневаться в справедливости подобного партнерства: не слишком ли дорогую цену он уплатил за свою долю в этом бизнесе? Ведь склад площадью одна тысяча квадратных метров в черте мегаполиса, а также деловые связи Андрея фактически стали эквивалентны тем достаточно стереотипным юридическим и информационным услугам со стороны консультантов. Между партнерами произошел «жесткий разговор» и личные отношения были основательно испорчены.


Склад зарыт в «Поле Чудес»


Алиса с Василием вывезли со склада «ПоБеды» в неизвестном направлении компьютеры вместе с системой учета, договоры, первичные учетные документы. Одновременно директор «ПоБеды» внес склад в уставный капитал нового хозяйственного общества «Поле Чудес». Для этого он оценил склад в пятьсот тысяч рублей (рыночная цена двадцать миллионов) собственным приказом об учетной политике, предусматривающем учет основных фондов по их балансовой стоимости. А в силу «типового» устава «ПоБеды» компетенция директора и вопрос об одобрении крупных сделок были сформулированы таким образом, что и не требовалось принятия решения общего собрания участников общества «ПоБеды» для участия в иных хозяйственных обществах, не требовалось также одобрения крупной сделки: сделка по по отчуждению склада в обмен на долю в уставном капитале не относилась к разряду крупных.

Алиса и Василий, как учредители «Поля Чудес», к слову говоря, находящегося на том же спорном складе, стали вести себя как полновластные хозяева. Они обратились с заявлением в милицию (отдел по борьбе с экономическим преступлениями) против Андрея, которого называли теперь «рейдером» и требовали возбуждения уголовного дела по статье «мошенничество» - ст. 198 УК РФ.

 

Кого считать рейдером?

 

Андрей сильно негодовал по поводу подобной казуистики: ведь я собственник, повторял он, я строил этот склад своими руками, а они — рейдеры! Суд защитит меня, ведь этот склад был заложен в банке в качество обеспечения кредита для «ПоБеды», а согласия на отчуждение Банк не давал - п. 2. ст. 346 ГК РФ, 347 ГК РФ! И с помощью уже новых юристов, отрекомендованных хорошими знакомыми, Андрей обратился в арбитражный суд о признании сделки по отчуждению склада недействительной ст. 168 ГК РФ. Кроме того, для ускорения решения вопроса Андрей обратился со встречным заявлением в отношении директора «ПоБеды», который так "щедро" распорядился складом Андрея. Этого директора Андрей и Сергей немедленно уволили, а новым директором назначили Сергея. За рамками публикации мы оставляем трудовой спор о восстановлении директора «ПоБеды» на работе - суд его в должности восстановил, а увольнение посчитал незаконным по процедурным основаниям.

Пока дела рассматривались в суде и органах следствия, Алиса и Василий наняли частное охранное предприятие, и неожиданно блокировали доступ на склад. Кроме того, они добились ареста товаров, находящихся на складе по иску некого частного лица, гражданки Ивановой. Суть спора и сам иск Андрею и его сотрудникам даже не представили: ведь они — "никто" в этом новом процессе.

Андрей и Сергей также были вынуждены нанять другое частное охранное предприятие и отчаянно пытались продолжить торговые операции: этот было необычайно сложно в условиях того прессинга, который так мастерски был организован главными дирижерами этого театра абсурда - Алисой и Василием. Буквально через считанные минуты после проникновения Андрея и его сотрудников на склад, помимо охранников появлялись Алиса, журналисты, и просто «обычные граждане», которые гневно выражали свое возмущение по поводу «рейдерского захвата» склада. Под рейдерами почему они имели ввиду самого Андрея - именно так утверждалось в телепередаче.

Андрей и Сергей пытались воспрепятствовать визиту судебного пристава-исполнителя на склад, в задачу которого входило исполнение определения общего суда, совсем другого района города о наложении ареста на товары, находящиеся на складе. Но накал страстей стал еще сильней и Андрей посчитал благоразумным уступить — часть товара была арестована.
Всего же на складе хранилось 1,5 миллиона товарных позиций, бухгалтерские документы на многие их них отсутствовали, имелись красные остатки и пересортица2. Произошло это в частности потому, что ряд крупных предприятий требовали отгрузить им товар под альтернативными номенклатурами, более подходящими для их специфики деятельности. Стоимость товара на складе оценивалась примерно в две сотни миллионов рублей.

 


Не обман, а эквивалентный обмен

 

Наконец, решение арбитражного суда вынесено: он оставил сделку по отчуждению склада в силе, а в иске Андрею отказал. Читая решение суда, Андрей почувствовал как земля уходит из него из под ног. Выходит, что меня, как собственника, и не нужно спрашивать при дележе моего имущества? И почему суд ничего не заметил относительно залога склада, не привлек к участию Банк — залогодержатель в качестве третьего лица, права и обязанности которого, очевидно, будут затронуты судебным решением? - ст. 51 АПК РФ. Юристы Андрея подали апелляционную жалобу — еще два месяца ожидания. Постановлением апелляционного суда решение суда 1-ой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Андрея - без удовлетворения. Суды установили: Истец не обосновал, каким образом внесение имущества в уставный капитал ООО [Поле Чудес] и тем самым приобретение 23,68 процентов доли его уставного капитала, могло отрицательно сказаться на финансово-хозяйственной деятельности Общества [ПоБеда], какие именно негативные последствия от спорной сделки возникли перед Обществом [ПоБеда]. Учитывая рекомендации Пленума [3] и проверяя обоснованность доводов истца [Андрея], в судебном заседании установлено, что истец не доказал как обстоятельства нарушения его прав и законных интересов как участника Общества, так и наступления неблагоприятных последствий для Общества, в результате совершения оспариваемой сделки.

По мнению судов, довод Андрея, как участника общества «ПоБеда» о нарушении его прав собственности был «не состоятелен» - ведь вместо склада «ПоБеда» обрела долю в размере 23,68% в уставном капитале «Поле Чудес», произошел эквивалентный обмен, а не лишение права, как он глубоко заблуждался! Что касалось довода о крупной сделке — то и этот довод по мнению суда был несостоятелен поскольку стоимость склада всего-то пятьсот тысяч (вот он приказ директора!), что составляет менее 25% активов общества «ПоБеда» и такая сделка не является крупной.

При этом доступ к складу закрыт, а торговые операции — единственный бизнес Андрея. Ресурсов все меньше, нечем рассчитываться с работниками, часть из которых перешли в «Поле Чудес», просрочен банковский кредит. И что не видно света в конце этого длинного туннеля.


Карты открываются

Информация — это огромная сила, особенно в нашу пост-индустриальную эпоху. Андрей обратился за советом конфликтологу, выразил свой скепсис в части правосудных судебных решений. Как мне получить доступ к складу? Для нашего бизнеса — это «дорога жизни». Особенность ситуации в том, что ни у нас, ни у «Поля Чудес» нет надежных документов на товар: каждый сидит и ждет, когда другой «откроет карты», чтобы сразу же заявить о фальсификации документов в суде или милиции. Поэтому мы даже не можем отписать фактуры и накладные на товар: мы не знаем точно, что именно осталось на складе.

Решение очень часто заключается в преодолении парадокса: мы не заем, что у нас есть, но необходимо доказать, что свои права собственности. Необходимо разорвать порочную связь между спорными правами за здание эскалада и товаром, хранящемся на этом складе: ведь ничто не мешает хранить товар иных лиц? - Гл. 47 ГК РФ.

Поэтому был найден выход. Предприятие «ПоБеда» поручилось по выданному векселю за третье лицо перед векселедержателем — «Снабжение, ремонт и сбыт» - предприятием Андрея, т.е. авалировало вексель3 сроком платежа «по предъявлении» [5,6]. Вексельная сумма — двадцать миллионов. Этот вексель не был оплачен в срок и «Снабжение, ремонт и сбыт» подало иск в третейский суд в отношении «ПоБеды», поскольку между векселедателем и поручителем по векселю -авалистом было достигнуто третейское соглашение4. В суде стороны заключили мировое соглашение: ввиду отсутствия денежных средств ответчик «ПоБеда» предоставило в качестве отступного, ст 410 ГК РФ, ВЕСЬ товар, находящийся на спорном складе, адрес которого указан в мировом соглашении. Своим решением третейский суд утвердил мировое соглашение. Весь товар означает абсолютно все что есть на складе от кузовов к прицепу автомобиля до шнурков. К решению суда прилагался перечень товаров на четырехстах страницах — все полтора миллиона позиций согласно прайс листу, а не данным бухгалтерии.

Далее «ПоБеда» просрочила срок, установленный для добровольного исполнения решения третейского суда и «Снабжение, ремонт и сбыт» обратилось в компетентный арбитражный суд по месту нахождения третейского суда за исполнительным листом ст. 44, 45 Закона "О третейских суда в РФ" и ст. 238 АПК РФ, (423, 424 ГПК РФ в случае ответчика -гражданина) После получения исполнительного листа «Снабжение, ремонт и сбыт» стало бесспорным собственником товара, оцененного по цене металлолома. Впоследствии «Снабжение, ремонт и сбыт» смогло переработать этот металлолом в новые изделия, по крайней мере, юридически ситуация была представлена именно так.

Напоминаем, что если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным, то решение третейского суда может быть оспорено в строго ограниченных законом случаях - ст. 40 Закона "О третейских суда в РФ" и ст. 230, 231 АПК РФ, ст. 419 ГПК РФ в случае ответчика -гражданина (недействительность третейского соглашения, не уведомление стороны, вынесение решения суда по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения). Если стороны согласились считать решение третейского суда окончательным, то оспорить его практически невозможно.

К слову говоря, гражданка Иванова отказалась от своего иска, а дело суд прекратил, как только «ПоБеда» подала заявление в суд об участии в качестве третьего лица и потребовала копии судебных документов для себя. Это лишь подтвердило, что документы у «Поля Чудес» - «липовые», они рассчитывали кулуарно отсудить товар в пользу Ивановой, но не вышло.

 

Здесь можно сравнить силу законного судебного решения и неудавшиеся попытки «состряпать» нужный судебный акт, опираясь на связи и «коррупционный ресурс» Побеждают закон и знания.



Это лишь фрагмент конфликта, полностью описывать мы его не будем ввиду краткого объема публикации. Конечно между обретением надежных прав на товар и защитой прав предпринимателя — огромная дистанция.