Красота конфликта: уроки искусства

Содержание материала

Американская тюрьма Абу-Гариб

ПыткиДаже более того, я был поражен как эта картина, ‘Снятие кожи с Марса', подчеркнула слияние границ между искусством и реальностью. Любопытно, что мое посещение музея совпало по времени с публикацией фотографий иракских заключенных, сделанных американской охраной в тюрьме Абу-Гариб в Ираке, напоказ, как часть процесса допроса. Гротескный портрет закрытого под капюшоном иракского заключенного, стоящего на подставке с вытянутыми руками и проводами, свисающими вниз, ничем не отличался от изображения Марса, свисающего с дерева. ‘Марс' Тициана формально не готов, чтобы называться гротескный искусством - в упомянутом жанре художник раскрывает запрещенные истины и непроизносимые табу, там зло, предполагаемое отталкивающим и нарушающим порядок, также прекрасно и соблазнительно, что кажется заслуживающим внимания.
Сьюзан Сонтаг также хорошо находит место для гротеска в фотографиях и отмечает, что силу искусства нельзя уменьшить. В ее экспозиции ‘Уменьшая чужую боль', она наблюдает, что и кровавая битва может быть прекрасной - в своем величии, ужасающем или трагическом спектре красоты - это банальность об образе войны, сформированная художниками. Фотографии стараются изменить их предмет, что бы это ни было; и насколько вид чего-нибудь может быть прекрасен - ужасен, невыносим или вполне терпим, настолько это не так в реальной жизни.