Красота конфликта: уроки искусства

Содержание материала

В поисках интуитивной чувствительности и разностороннего мышления.

Практика управления конфликтами очень часто предстает и понимается как познавательное, умственное, аналитическое упражнение. Мысленно рассмотренная с самого начала, она придает особое значение использованию разумного рассуждения, логики и убеждения. Доминирующая модель, сформулированная в работе ‘Getting to Yes by Roger Ury (Фишер, Юри -  Путь к согласию. Переговоры без поражения' 1981 г.)), подходит к технически-рациональной культуре западного мира. Интерес придается переговорам, отделению людей от проблемы, логическому ее разрешению и объективной оценке. Время и понятие эффективности здесь не существуют. Не удивительно, что третья сторона или посредник часто старается быть нейтральным, позиция ‘над конфликтом' высвобождает такого эксперта.

ИскусствоВ то время как аналитическое мышление и навыки необходимы для практики эффективного управления конфликтами, такое же значение имеет и интуитивная чувствительность третьей стороны. Внутренний инстинкт посредника и его чувство, о чем же на самом деле конфликт, часто различаются в зависимости от того, как стороны описывают проблему. Таким образом, поскольку фактически все конфликты эмоциальны в корне, использование представлений может быть ограничено в эффективности. Из-за наших культурных склонностей и профессиональной подготовки, многие находят сложным избегать прямолинейности образов логического мышления, что Эдвард де Боно называет ‘вертикальным мышлением'. Часто, особенно при работе с более сложными вопросами, слишком старательные попытки выявить их и разрешить могут быть не только бесполезными, но и, наоборот, продуктивными.


Опытные и умные посредники пришли к пониманию того, что эффективное управление конфликтами требует ухода с головой в проблему и многосторонний тип мышления, чтобы справляться с особенно сложными и многомерными вопросами. ФотоБоно не оспаривает значимость и важность вертикального, рационального и аналитического мышления, он просто настаивает на том, что тип мышления должен быть дополнен интуитивным и творческим многосторонним подходом. Часто применяемое вертикальное мышление сводит к минимуму возможность рассматривать ситуацию с различных точек зрения. Процесс разрешения проблемы просто может быть искривлен сильным желанием (что определено культурной привязанностью) предопределить правильный ответ и давлением погони за результатом. Рамки многостороннего мышления поощряют ломку этих мыслительных шаблонов и позволяют выровнять давление. Вертикальное мышление - прямое, в то время как горизонтальное тяготеет к применению косвенных подходов. Хитрость состоит в том, чтобы соединить и сбалансировать аналитические и интуитивные подходы. Работа с комплексными вопросами требует использования всех наших умений и возможностей в таком порядке, чтобы увидеть вопрос со всех сторон, продвигаться ближе к изучению специфических деталей и в то же время отступать к общим впечатлениям. Существует напряжение между вертикальным и горизонтальным мышлением, которое охватывается системной интуицией, и пониманием того, что ни творческий подход, ни техническая опытность по одиночке недостаточны для выразительности. Для тех, кто думает, что быть рациональным достаточно для решения комплексных проблем, занятие горизонтальным мышлением может показаться не более чем отклонением или отвлечением от реальной работы по нахождению ответа.

В то же время, те, которые представляют себе относительные размеры конфликта и которые верят, что ощущение этого будет достаточным, склоняются к снижению значения строгого обучения, дисциплинированной подготовки и практики искусства и медиации. Легендарные "капельные" (выполненные при помощи техники разбрызгивания красок) картины Джексона Поллока, которые первоначально критиковались многими как мало чем отличающиеся от "винегрета" произвольных мазков, являются результатом кропотливо изученной и отточенной техники. В последнее время даже физики заметили выдающееся сходство его линий с субатомными образованиями.


До того, как помогать другим разрешать их проблемы, медиатору (и хорошему переговорщику) нужно проверить свое собственное мышление. Одна из наиболее сложных задач при работе менеджером по конфликтам проявляется в Искусствопостоянной бдительности от самонадеянности и от устоявшихся шаблонов в подходах. Прошлый успех может быть особенно соблазнительным и коварным. Странно, что это не только пример небрежного понимания, это может быть часть нашей эволюционной природы. Народные высказывания подкрепляют общеизвестную мудрость, когда нам говорят "не спорь с успехом" или "если это не сломано, не исправляй". Роберт Саполский, известный биолог-эволюционист выяснил, что не только люди, но и большинство особей животного мира имеют схожие сильные тенденции усваивать образцы поведения (например, охота, спаривание, взаимодействие), которые выработались в прошлом. И их трудно изменить. В книге Джеред Даймонд "Крах" описывается, как целые общества пали и вымерли потому, что они пытались следовать первоначально успешным и устойчивым стратегиям при обработке земли в различных природных условиях. Иронично, что успех может быть более ослабляющим, чем неудача. Неудача обязывает находить различные подходы; успех может "усыпить" мыслью, что он или она имеют это все определенно. Подход, использованный медиатором в одном контексте или с определенными сторонами может не работать при других обстоятельствах. Умение оставаться открытым к различным подходам - это краеугольный камень отражающий практику. Для большинства практикующих менеджеров - конфликтологов, относительно легко определить, когда стороны в замешательстве. Они должны иногда выталкивать стороны из их зон комфорта для того, чтобы рассмотреть для них альтернативные подходы. Что наиболее трудно для третьей стороны - это вытолкнуть себя самого из собственной зоны комфорта. Этот способ всегда действует и всегда работает до того, как появляется сильное влияние на наше мышление, и от него не следует легко отказываться. Но также не стоит оставлять его неисследованным. Существует риск, что третья сторона станет частью проблемы. Это требует большего, чем просто оказания словесной услуги, чтобы вследствие важности быть творческим и "продуманным вне замкнутого пространства" - сейчас банальные подходы должны быть "отброшены". Интуитивное, творческое, многостороннее мышление не появляется ниоткуда. Это должно быть культивировано, изучаемо и применяемо на практике.