Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Безумство миллионов

Содержание материала

Общество потребленияЕсли иметь хоть капельку здравого смысла, то зачем созывать друзей в хоровод на шалыки в период самоизоляции? Впрочем, вся надежда на русское авось - где то там далеко свирепствует COVID-19. А мы просто переключим на другой канал / зайдем на иной сайт - и сразу обретем душевный покой. Нынешнее состояние общества потребления удивительно точно описано в научно-фантастической повести Аркадия и Бориса Стругацких "Хищные вещи века" ещё полвека назад, да и не только ими.

Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют, и не видно этому конца… Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистичный, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!.. Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать… А всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой, да не разнести!).

А.и Б. Стругацкие.

 

Масс-медиа. Головокружеине от действительности

 

 Жан Бодрийяр в своей книге Общество потребления пишет: "Для средств массовой коммуникации в обществе потребления характерна подача разных фактов в форме универсального происшествия. Всякая политическая, историческая, культурная информация получается нами в одной и той же одновременно безобидной и чудотворной форме происшествия. Она вся целиком актуализована, то есть драматизирована в форме зрелища, и вся целиком деактуализована, то есть взята на дистанции ввиду посредничества коммуникации и сведена к знакам. Происшествие не является поэтому одной из многих категорий, это кардинальная Категория нашей магической мысли, нашей мифологии.

   Подобная мифология опирается тем не менее на ненасытное требование реальности, «истины», «объективности». Повсюду документальное кино, прямой репортаж, экстренное сообщение, фотошок, документальное свидетельство и т. д. Повсюду ищут «сердце события», «сердце столкновения», le in vivo, «лицом к лицу» — стремятся испытать головокружение от целостного присутствия в событии, почувствовать Великое Содрогание Живого, то есть еще раз увидеть Чудо, потому что истина события видимого, переданного по телевизору, записанного на киноленту, именно означает в точности, что я там не был.. . . 

 Массовые коммуникации дают нам не действительность, а головокружение от действительности. Или, если не играть словами, действительность без головокружения. . ."

Здорово ли наше общество?

В продолжение сказанного можно привести цитату Эриха Фромма: "Ничто так не вводит в заблуждение относительно состояния умов в обществе, как «единодушное одобрение» принятых представлений. При этом наивно полагают, что если большинство людей разделяют определенные идеи или чувства, то тем самым доказывается обоснованность последних. Нет ничего более далекого от истины, чем это предположение. Единодушное одобрение само по себе никак не связано ни с разумом, ни с душевным здоровьем. Подобно тому как бывает «folie a deux» (безумсие вдвоем), существует и «folie a millions» (безумство миллионов). Ведь от того, что миллионы людей подвержены одним и тем же порокам, эти пороки не превращаются в добродетели; от того, что множество людей разделяют одни и те же заблуждения, эти заблуждения не превращаются в истины, а от того, что миллионы людей страдают от одних и тех же форм психической патологии, эти люди не выздоравливают". Эрих Фромм "Здоровое общество" 

 

Мы больны пофигизмом?

Одиннадцать лет назад психолог Елена Борисовна Шестопал дала интересное интевью "Российской газете" о реакции нашего человека на вызовы. Вместо мобилилизации происходет демобилизация, или говоря проще - пофигизм.


Предваряя интервью, газета замечает: расстреляны дети в Беслане, а в «другой» России торжества по случаю дней городов отменяют неохотно, не все и не сразу. В дни захвата школы как в рот воды набрали обычно красноречивые политики. Невольно вспоминаешь: а вот в Испании на следующий день после теракта 11 марта несколько миллионов граждан вышли на дождливые улицы маршем протеста, во Франции всю страну буквально подняла на дыбы история двух заложников, попавших в эпицентр конфликта вокруг закона «о мусульманских платках»...
Что за грань мы успели перейти, если воспринимаем теракты как «продолжение жизни»?
- Елена Борисовна, мы что, корой обросли, если нас ничем не проймешь?
- Этот вопрос связан не с самими терактами. Чтобы понять, что происходит у нас в головах, надо вспомнить все, что было до терактов. В течение уже 15 лет в стране происходит то, что наш известный социолог Борис Грушин назвал «социотрясением». Один из результатов - распад социума на «атомы». Происходило разрушение всех социальных связей, всех устойчивых ценностей общества. То, что мы видели в Испании и во Франции, - это реакция гражданского общества, самоорганизованного изнутри, а не только «сверху».