Что рассказывает о стране индекс социального прогресса?

Содержание материала

Исследования4 января 1934 года один молодой человек представил доклад в Конгресс США. Прошло 80 лет, а этот доклад всё ещё влияет на жизнь каждого здесь и сегодня, всё ещё влияет на жизнь каждого человека на планете. Этот молодой человек не был политиком, он не был бизнесменом, борцом за гражданские права или проповедником. У него была самая негероическая профессия из всех возможных. Он был экономистом. Его звали Саймон Кузнец, а доклад, который он представил, назывался «Национальный доход в 1929-1932 гг.»

 Вы можете подумать, что это довольно сухой и скучный доклад — и будете совершенно правы. Это скука смертная. Но этот доклад определил величину, по которой теперь мы оцениваем развитие стран: валовой внутренний продукт, ВВП. ВВП определяет нашу жизнь на протяжении последних 80 лет. И сегодня я хочу рассказать о другом способе измерения успешности стран, о другом способе определять нашу жизнь на следующие 80 лет.

Почему показатель ВВП столь важен?

Но сначала нам стóит понять, как случилось, что ВВП стал так важен. Кузнец написал доклад во время кризиса. Экономика США быстро скатывалась в Великую Депрессию. Политики находились в затруднительном положении, потому что не понимали, что происходит. У них не было данных, не было статистики. А в докладе Кузнеца были надёжные данные по производству в США в годовой динамике. С этими цифрами в руках политики в конечном счёте смогли найти выход из кризиса. И поскольку результат Кузнеца оказался настолько полезным, его стали использовать во всём мире. И сегодня каждая страна расччитывает показатеь  ВВП.

 

 

Но в том своём докладе сам Кузнец оставил предупреждение. Оно во введении. На странице 7 он пишет: «Таким образом, благосостояние страны едва ли может быть оценено по национальному доходу, как он определён выше». Не самое красноречивое заявление. Оно изложено осторожным языком экономистов. Но ясно, что он хотел сказать: ВВП — это способ оценки экономической эффективности. Он не даёт оценку нашего благосостояния. И он не может быть универсальным аргументом при принятии решений. Но мы проигнорировали предупреждение Кузнеца. Мы живём в мире, где ВВП стал показателем успеха в мировой экономики. Стоит ВВП вырасти — и это вызывает гордость политиков. Рынки меняются, и миллиарды долларов перетекают по всему миру, туда, где дела идут лучше, оттуда, где становится хуже — и определяется это по ВВП. Наше общество стало машиной для наращивания ВВП.

Недостатки оценки благосостояния страны по показателю ВВП

Но мы знаем, что ВВП небезупречен. В нём игнорируется экология. Военные расходы и расходы на содержание тюрем учитываются со знаком «плюс». В нём невозможно учесть счастье или общность. И в нём нет ни слова о справедливости или правосудии. Так стоит ли удивляться, что наш мир где всё пляшет под дудку ВВП, балансирует на грани экологической катастрофы, что его разрывают агрессия и войны? Нам нужен способ лучше оценивать наше общество, показатель, построенный на том, что важно для обычных людей. Есть ли у меня достаточно еды? Умею ли я читать и писать? В безопасности ли я? Соблюдаются ли мои права? Защищён ли я от дискриминации? Гарантировано ли моё будущее и будущее моих детей от экологической катастрофы? На все эти вопросы ВВП не отвечает и не может ответить.

В прошлом, конечно, были попытки выйти за пределы ВВП. Но я думаю, что сейчас мы готовы к радикальной смене принципов измерения. Мы готовы, потому что мы видели во время финансового кризиса 2008 года, как наш обожествляемый экономический рост привёл нас в никуда. Мы видели, как во время «арабской весны» в таких странах, как Тунис — казалось бы, экономических сверхновых — произошёл социальный взрыв. Мы готовы, потому что сегодня у нас есть технологии сбора и анализа данных, о которых Кузнец не мог даже мечтать.