Что такое гос. терроризм и как с ним бороться?

Содержание материала

В своем Послании Президента 2018 г. Владимир Путин обратил внимание на внутренние вызовы, стоящие перед российским обществом. Что ставит под угрозу российскцую государственность? -терроризм и бесправие. Хотя Россия ратифицировала «Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколов»   (ФЗ N 54-ФЗ от 30.03.1998), запрещающую «лишение свободы за долги», декларирующей «право на справедливое судебное разбирательство»,  наказание исключительно на основании закона», выбивание коммерческих кредитов

в отношении рядовых граждан происходит без суда как в Российской Империи. Забыты   либеральные реформы 1860—70-х гг. и беспощадная критика института «долговых ям». Упраздненные с 1879 г. долговые тюрьмы в России возродились. Благодаря цифровизации многих государственных и социальных услуг неплательщиков и их близких не только терроризируют, но и исключают из социальной сферы: лишают права открывать вклады и депозитные счета, совершать безналичные платежи, пользоваться социальной картой (банку достаточно списать половину платежа — и карта блокируется), пользоваться  услугами мобильной связи, интернет — словом происходит социальная  эксклюзия и пауперизация. 

 

Общепринято под актами государственного терроризма

понимать незаконные задержания, убийства, похищения, пытки граждан без суда и следствия, выполняемые сотрудниками силовых структур полицией и иными органами правопорядка. Под это определение попадают многие коллекторские организации в современной России, прибегающие с разрешения государства к грубейшему насилию в отношению рядовых граждан - должников: угрозы, оскорбления, насилие, убийства [1]. Хотя государство само не участвуя в терроризме, но легитимирует названные террористические группировки. В Законе «О коллекторской деятельности» № 230 - ФЗ [2] имплементированы нормы, задающие некоторые ограничения по порядку «взаимодействия» коллекторов с должником, обязывающие юридических лиц, «осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности» зарегистрироваться в государственном реестре - ст. 12 названного Закона. Но социальная практика деятельности ряда коллекторских организаций и отделов банков, выходит далеко за пределы правого поля. Так например, сотрудники этих организаций утверждают, что «работают по договору уступки требования, цессии, а деятельность по возврату просроченной задолженности не является основным видом деятельности», даже если это противоречит опубликованной ими информации на корпоративном сайте — словом, « . . . Закон на них не распространяется».

 

 

Согласно исторически сложившейся традиции в России «строгость закона компенсируется его не применением». Как до принятия Закона, так и после коллекторами практикуется самосуд в отношении граждан-должников: психологическое давление, направление фото распятых гвоздями трупов животных и птиц с вставленными в брюшные полости мобильными телефонами (дескать: они не хотели с нами говорить - и вот результат!), изнурительный прессинг в отношении семей и родственников должников, соседей и их защитников. В основном, «жертвами» становятся рядовые граждане: молодые семьи, инвалиды, пенсионеры, малоимущие и др. социальные группы, неспособные к юридической защите своих прав в силу многочисленных препон на пути осуществления правосудия, а также имеющегося имущественного ценза в судах. Так, общеизвестно, что бюджет прохождения процедуры банкротства должника-гражданина составляет 120-180 тыс. руб. в зависимости от уровня жизни в регионе, необходимо специальные компетенции по заполнению специальных форм, соблюдения специфических процессуальных правил, умение доказывать объективность наступления ситуации несостоятельности, большое количество справок из госорганов и реестров, которые государственному суду в эпоху электронного взаимодействия должны быть и без того доступны — словом, помимо имущественного барьера работают профессиональные фильтры.