Как социальные медиа конструируют историю?

Содержание материала

Гражданская журналистика

И граждане, гражданская журналистика, поведала и об этом. Создалась невероятная картина. Может вы когда-нибудь видели что-либо подобное на страницах New York Times. Один местный чиновник буквально бросился ниц перед митингующими, чтобы они разошлись. Как бы говоря: " Мы сделаем все возможное, только перестаньте митинговать."


Но люди уже были на грани. Из-за политики "одна семья - один ребенок", они уже потеряли свое следующее поколение. Тому, кто потерял своего единственного ребенка, уже нечего терять.

 

Поэтому протесты продолжались. И китайское правительство сменило тактику. Хватит попустительствовать социальным СМИ. Протестантов начали арестовывать. Те СМИ, которые служили оплотом протестов, стали закрывать.

Китай можно считать страной с наиболее успешной системой цензуры Интернета.

Они используют так называемую "Великую Стену безопасности Китая". Эта стена - несколько наблюдательных пунктов, в основе работы которых положение о том, что информация производится профессионалами, по большей части приходит извне, она приходит довольно краткими кусками, и приходит довольно медленно. Основываясь на этих 4-х характеристиках, они могут фильтрировать информацию, которая проходит в страну. Но как Линия Мажино (во время Второй Мировой Войны), великая стена безопасности Китая ограждает не тот участок, откуда исходит опасность. Ни один из четырех признаков не присутствовал в этой среде. Информация создавалась внутри, создавалась обывателями. Создавалась быстро. И в таком количестве, что фильтровать ее по мере появления, не было возможности. И теперь, Китайское правительство, которое десяток лет довольно успешно занималось цензурой в Интернете, находится перед выбором: разрешить или закрыть весь этот сервис. Потому что переход к информации, которая производится обывателями, ведет к огромным изменениям, с которыми они справится иным путем не могут.


Например, на этой неделе это уже происходит. В 20-ю годовщину событий на площади Тянаньмэнь, всего 2 дня назад, они объявили, что доступ к Twitter будет закрыт. Потому что иного способа отфильтровать информацию на нем нет. Им пришлось полностью перекрыть кран. Эти изменения влияют не только на тех людей, которые хотят ввести цензуру сообщений. Они влияют на тех людей, которые хотят эти сообщения отправлять.


Это изменение всей экосистемы в целом.

А не только конкретной стратегии. Классическая проблема, связанная с информацией в 20 веке - как организации донести нужную информацию тем, кто находится на дальнем краю этой сети. В двадцатом веке ответом было следующее. Подготовьте сообщение. Разошлите одно и тоже сообщение всем. Сообщение на всю страну. Отдельно взятые люди, для которых это сообщение предназначается. Относительно низкое количество производителей информации. Высокая стоимость ее производства. В связи с этим - невысокая конкуренция. Таким образом информация предоставлялась людям. Но всему этому пришел конец.

Вокруг нас все больше СМИ становятся глобальными,

социальными, повсеместными и дешевыми.

Теперь большинство организаций, которые пытаются передать информацию во внешний мир, разнообразному набору аудиторий привыкли к этим переменам. Аудитория может отвечать. Это немного страшно. Но к этому можно привыкнуть.

 

Но и это еще не самая удивительная трансформация, в центре которой мы находимся. Самая сумасшедшая трансформация - это то, что они теперь не отделены друг от друга. То, что бывшие потребители теперь являются производителями. То, что члены аудитории могут общаться напрямую друг с другом. Потому что любителей больше, чем профессионалов. И потому что размер этой сети, ее структура - это количество участников в квадрате. Это означает, что эта сеть, когда она намного увеличивается, увеличивается очень-очень намного.