Мысли философа Роберто Унгера

Печать

Роберто Унгер Очень важно, чтобы государство перестало быть параноиком — втайне разрабатывать свои проекты, а затем навязывать их обществу. Необходимо вовлечь в формулирование стратегии, национального проекта все группы власти и общества, выявлять и принимать различные точки зрения и конфликты, а не подавлять и замалчивать их.

Многообразие рыночной экономики,  демократии и гражданского общества

Уже более 200 лет основное идеологическое противостояние определяется соотношением рынка и государства: больше рынка — меньше государства, больше государства — меньше рынка. Сейчас фокус идеологической дискуссии в мире смещается: идея заключается в том, что рыночная экономика, политическая демократия и независимое гражданское общество могут принимать сильно отличающиеся друг от друга институциональные формы. Невозможно достичь цели по обеспечению экономического роста, который приносил бы пользу всем группам общества, т.е. построить социальную экономику, в рамках уже существующих институциональных моделей. России не нужно выбирать между тем, чтобы имитировать институты богатых североатлантических стран и оставаться заложником собственного прошлого. Она должна быть способна к обновлению, изменению и созданию новой формы свободного общества.

 Я выступаю за то, чтобы государство было сильным за счет радикальной демократии, а не авторитаризма. Благодаря этому перемены станут меньше зависеть от кризиса. Шок не должен быть непременным условием перемен. Я убежден, что ни одно общество не может сегодня решить свои фундаментальные проблемы в рамках институций, определяющих нынешнее существование развитых североатлантических стран — Западной Европы и Северной Америки.

Бюрократия или бизнес?

Сейчас в мире существует две основные модели взаимоотношения государства и бизнеса: американская, где государство не связано с бизнесом и лишь регулирует его, и модель Северо-Восточной Азии, где бюрократический аппарат формулирует единую торгово-промышленную политику и налагает ее на бизнес. Необходима новая модель в виде стратегического взаимодействия между государством и бизнесом (не крупным, а прежде всего малым и средним) — децентрализованная, предполагающая активное участие, плюрализм, совместность действий, экспериментальность. И нужно развивать в среде малого и среднего бизнеса систему, которую можно назвать «совместной конкуренцией»: фирмы будут конкурировать друг с другом, но одновременно сотрудничать, объединяя ресурсы, чтобы добиться экономии на масштабе. Это пример не регулирования, а реформирования рыночной экономики

Спекулятивный финансовый капитал 

В нынешней системе производство в основном осуществляет самофинансирование: частные компании реинвестируют прибыль. А значительная часть капитала в банковской системе и на финансовом рынке имеет очень опосредованную, косвенную, эпизодическую связь с производственной активностью общества. Финансы должны служить реальной экономике, необходимо сделать их хорошим слугой, а не плохим господином. Все это примеры трансформации, демократизации рыночной экономики, а не просто ее регулирования и корректирования порожденного ею неравенства через систему компенсационного перераспределения доходов. Самый легкий путь для России — скопировать североатлантическую рыночную модель и объединить ее с историческими ценностями. Но это не лучший путь, лучший — это революционная трансформация, реформирование, преобразование, обновление рыночной экономики на базе социальной вовлеченности и раскрытия экономических возможностей. Проблемы современного общества можно решить, лишь изменив институты, определяющие функционирование рынка, демократии и независимого гражданского общества. Я бы назвал этот путь демократическим экспериментализмом.

Реализация равных возможностей 

Основная задача — демократизация рыночной экономики, открывающая возможности, позволяющая реализовать способности подавляющему большинству населения. Для ее выполнения необходима демократизация экономики путем взаимодействия государства с малым и средним бизнесом и «совместной конкуренции», а также постановки финансового сектора на службу реальной экономике. Вторая задача — революция в образовании. Невозможно успешно реализовать экономическую модель, о которой я говорю, не подготовив людей, способных процветать в такой системе.


Приоритеты в образовании

В образовании должно быть два основных приоритета: увязать качество управления учебными заведениями на местах с национальными стандартами качества и инвестиций, а также заменить способ образования, основанный на запоминании, предоставлении большого объема информации, приобретении энциклопедических знаний, способом, который нацелен на развитие аналитических способностей и решение проблем, который учит использовать информацию избирательно с целью анализа, который развивает сотрудничество, а не различные формы индивидуализма и авторитаризма, который использует диалектический подход к получению запаса знаний. Необходимо преподавать каждый предмет с противоположных точек зрения.

Сплоченность гражданского общества

Третья задача — обеспечить сплоченность гражданского общества, создать практическую основу для социальной солидарности. Сегодня в развитых странах единственный вид такой солидарности — перераспределение доходов государством, которое направляет их на социальные программы. Но в социальном плане деньги — слишком слабая связующая сила. Единственная практическая основа для социального единства — непосредственная забота о других людях за пределами собственной семьи. У каждого взрослого человека должно быть по крайней мере две позиции в обществе: место в производственной системе и обязанность заботиться о ком-то, не связанном с ним родственными узами. Например, обязательная социальная служба в дополнение к военной службе или вместо нее.

Стандартизированные услуги низкого качества

Сейчас в мире существует две основные модели: стандартизированные услуги низкого качества, предоставляемые бюрократией, и приватизированные общественные услуги коммерческих компаний. Альтернативой могла бы стать такая модель: государство организует финансирование, координацию, обеспечение оборудованием и материалами для независимых представителей гражданского общества, чтобы они могли участвовать в экспериментальном и конкурентном предоставлении общественных услуг. Четвертая задача — создать высокоактивную демократию. В развитых странах демократия низкоактивная, в ней перемены провоцируются кризисом. Странам, таким как Бразилия и Россия, нужно сильное государство, способное не допустить захвата власти влиятельными плутократами. Есть только два способа создать такое государство. Первый — в виде авторитарного бюрократического аппарата. Это кратчайший путь, но он обходится очень дорого, потому что бюрократический аппарат в конечном итоге становится заложником собственных властных интересов.

Отказ от шаблонного мышления 

Порядок, сформировавшийся после Второй мировой войны, предлагает человечеству институциональный шаблон, который становится условием доступа к глобальным общественным благам. Например, ВТО налагает на своих членов обязательство следовать не просто абстрактным принципам рыночной экономики, но определенной версии этой экономики. ВТО требует соблюдать установленный режим защиты интеллектуальной собственности, который оставляет технологические инновации в руках небольшого числа транснациональных компаний. ВТО запрещает все виды стратегического сотрудничества между правительствами и компаниями, навешивая на него ярлык «субсидии», при том что в свое время оно помогло богатым странам стать таковыми. Необходимо добиваться максимальной экономической открытости с минимальными ограничениями на институциональные эксперименты, которые разные страны должны проводить, чтобы развиваться, включая эксперименты в организации рыночной экономики. Человечеству нужны энергия, благоприятные возможности для того, чтобы придумать что-то новое. Такая позиция отсутствует в современном мире, и ее могут представить такие страны, как Бразилия и Россия.

Нельзя начинать с догм и приоритетов, начинать нужно с того, что работает. И нужно обновить систему федерализма, чтобы он был ориентирован на сотрудничество и экспериментаторство. Для решения наших проблем необходима совместная работа разных слоев государства. Очень важно, чтобы государство перестало быть параноиком — втайне разрабатывать свои проекты, а затем навязывать их обществу. Необходимо вовлечь в формулирование стратегии, национального проекта все группы власти и общества, выявлять и принимать различные точки зрения и конфликты, а не подавлять и замалчивать их. И наконец, стратегия не должна восприниматься как план правительства, находящегося сейчас у власти. Это должен быть совместный проект государства и общества, он должен быть способен пережить нынешнее правительство. Жизненная необходимость решить насущные проблемы обычных людей заставляет нас реформировать институциональную среду.

 Заключение

Предопределенности не существует — таков главный посыл философа Роберто Мангабейра Унгера, который, с его точки зрения, открывает дорогу для бесконечных экспериментов в экономической, политической и социальной жизни.
В 1987 г. журнал Northwestern University Law Review посвятил весь выпуск вышедшей тогда главной научной работе Унгера — трехтомнику «Политика: Опыт конструктивной социальной теории», отметив, что тот смог в одной масштабной работе объединить право, историю, политику и философию.

В 29 лет Унгер стал самым молодым профессором в истории Гарвардской школы права. Он был преподавателем Барака Обамы, а также его консультантом во время президентской кампании 2008 г. и противником — в 2012 г.


В подготовке материала участвовала Полина Темерина // Ведомости 29/01/2013, с 08