Интеллект собств.

Война за товарный знак

Содержание материала

Точно в цель!В книге «Осмотр на месте» С. Лем определил под словом «Благопровод» буквально как благо провод — подобно тому как водопровод на Земле доставляет воду, благопровод на планете Энция доставляет по заказу блаженство!  Предприятие «БлагоДар» и «БлагоФор» производят и реализуют через дилерскую сеть благопроводы по всей территории России. Хроника конфликта.

В начале славных дел

Как то летом года руководитель предприятия ООО «БлагоДар», пригласил работника Васильева в состав учредителей. В это же лето предприятие подало материалы заявки на регистрацию товарного знака «БЛАГОФОР» в Федеральный Институт промышленной собственности (ФИПС). Осенью того же года ФИПС вынес решение о принятии к рассмотрению заявки на регистрацию товарного знака и запросил у ООО «БлагоДар», документы для предварительной экспертизы по заявке. Переписку от имени «БлагоДара» вел заместиель руководителя - лично Васильев, его домашний адрес были указаны в переписке с ФИПС, который указывал на необходимость оплаты госпошлины, предоставления документа о выставочном приоритете.


А ещё ранее, за полгода до того, на Международной Сибирской Ярмарке благопроводы с коммерческим обозначением «БЛАГОФОР» выставлялись руководителем предприятия «Благодар», в то время зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя.
Впоследствии летом 2007 года благодаря своему действию / бездействию Васильев смог получить свидетельство на товарный знак уже на свое имя, из предприятия «Благодар» он перешел в конкурирующую компанию и предпринял настойчивые попытки уголовного преследования бывшего работодателя – руководителя «БлагоДар».


В течение четырех лет руководителя «БлагоДара» вызывали на беседы в правоохранительные органы по заявлению Васильева, считавшего себя потерпевшим в результате обмана и злоупотребления доверием со стороны руководителя «БлагоДара», в вину которого инкриминировались ст. 159 УК РФ (мошенничество) и ч. 2. ст. 199 УК РФ (налоговые правонарушения). Прессинг предпринимателя сопровождался «стандартным» набором: изъятие вещдоков, обыски, многочасовые допросы. Наконец, 4 апреля 2008 года Дзержинским РУВД г. Москвы были прекращено уголовное преследование в отношении руководителя «БлагоДара», как уже оказалось, по ложному доносу Васильева. Более того, за руководителем «БлагоДара» было оставлено право на реабилитацию, предусмотренное ст. 134 УПК РФ. В этот сложный период для бывших деловых партнеров Васильев не пожалел средств и сил для регистрации товарного знака «БЛАГОФОР» уже на своё имя. Кстати говоря, для этого через известных и именитых российских юристов он пришел к соглашению с крупной международной компанией, продукция которой имела обозначение BLAGOFOR. Международная компания уступила Васильеву.
Конвенционный и выставочный приоритет товарного знака, предусмотренный «Парижской конвенцией» давно истекли (сравните: сейчас ст. 1495 ГК РФ – предусматривает выставочный приоритет в течение шести месяцев по дате начала открытого показа экспоната на выставке). Попытки направления жалоб в Палату по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам обернулись полным провалом, да и все разумные сроки уже давно прошли. Бывший сотрудник и партнёр, а теперь – непримиримый конкурент вложил дестятки миллионов рублей в похищенный бренд.
Что же делать руководителю «БлагоДара»? Правовых оснований нет, а чувство острой несправедливости осталось. Где найти «счастливый билет»?

 


Счастливый билет дает конкурент

В начале этого года в одном журнале были опубликованы две статьи рекламно-провокационного характера под видом аналитических исследований. В публикациях восхвалялся «БлагоФор», который, по словам автора публикации, вытеснил с рынка кустарных производителей благопроводов. Руководитель конкурирующей компании «БлагоДар» был упомянут в этих «хвалебных одах» лишь как «скромный» эксперт, без его предварительного согласия.
Более того, руководитель «БлагоДара» не давал своего согласия на использование товарного знака в рекламной статье конкурента. Налицо нарушение исключительного права на товарный знак согласно ст. 1484 ГК РФ, если принять во внимание факт, что само наименование предприятия «БлагоДар» уже было зарегистрировано в качестве словесного товарного знака.
В публикации усматривалось откровенное искажение фактов, распространение не соответствующих действительности сведений, нарушение исключительного права на использование товарного знака «БлагоДара» и его деловой репутации – всё это является актом недобросовестной конкуренции, что недопустимо согласно ст. 14 Федерального Закона «О конкуренции».
К слову сказать, журналисты и руководители средств массовой информации, которые публикуют интервью и рекламные статьи, завуалированные «под аналитику» находятся в сложной ситуации. Так, по мнению руководителя «БлагоДара», использование фирменного наименования его предприятия без разрешения правообладателя, в статьях рекламного характера, направленных на привлечение внимания к конкуренту и продвижению производимой им продукции на рынке, нарушает Закон. С этим остается только согласиться -- ведь речь идет о нарушении ст. 1474 ГК РФ.


Таким образом, обиженный конкурент, который может привести аналогичные изложенным факты, вправе потребовать от газеты, журнала, теле- радио программы или электронного средства массовой информации компенсации ущерба деловой репутации (морального вреда в случае гражданина), на основании ст. 152 ГК РФ, с т. 43, 44 Закона «О средствах массовой информации».
Спустя два месяца после публикации конкурента, руководитель «БлагоДара» довольно горячо и эмоционально потребовал от редакции дважды, т.е. по одном разу за каждую публикацию, опровергнуть не соответствующие действительности сведения в виде отзыва и опровержения тем же шрифтом, на той же полосе и с анонсированием крупным планом на первой странице обложки! Т.е. таким же образом и в том же месте, как и первоначальные публикации.
Лже-эксперты и сомнительные исследования
Итак журнал назвал экспертом руководителя «БлагоДара», без получения его предварительного согласия. К чему это привело? - Он пишет:

Упоминание моего имени в качестве «эксперта» - это ненадлежащая реклама бизнеса и личности Васильева и Похлёбкина. Они не могут быть одновременно экспертами и респондентами, у которых берут интервью, предприятие которых «объективно» анализируется. Налицо конфликт несовместимых ролей и неприкрытая профанация!

Не забудьте составить возмездный договор с гражданином, фото которого используется:
К слову говоря использовать изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина – ст. 152.1 ГК РФ. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга.

Итак руководитель «БлагоДара» говорит о нарушении ст. 14 Закона «О защите конкуренции» и – ст. 5 Закона «О рекламе»). В публикации также нбыли приведены ничем не подкрепленные высказывания о соотношении рыночных долей производимых благопроводов – не было ссылок на результаты маркетинговых исследований независимых экспертов. Таких исследований на момент публикаций в России не было, что не удивительно в условиях зарождающегося рынка благопроводов. Налицо некорректное сравнение конкурирующих компаний с учетом острых споров между ними по поводу интеллектуальной собственности.
В результате создается впечатление, что «БлагоФор» доминирует на рынке благопроводов. Другим производителям отведена скромная роль «кустарей». Эти утверждения (сведения) не соответствуют действительности, они не подкреплены маркетинговыми исследованиями, и являются некорректным сравнением рекламируемой продукции «БлагоФор» с товарами других хозяйствующих субъектов.

Уместно ли вообще говорить здесь о добросовестной конкуренции?! - риторически восклицает руководитель «БлагоДара». И восклицает не спроста: ведь доказательства недобросовестной конкуренции бывшего единомышленника и партнера могут стать тем «ключиком», который поможет разгадать головоломку похищенного товарного знака.


Как оспорить товарный знак?


Решение о регистрация товарного может быть признано недействительным в течение всего срока его действия (это 10 лет по российскому законодательству), если действия правообладателя связанные с государственной регистрацией товарного знака признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией. – ст. 1512 ГК РФ.
Помните историю с отменой регистрации товарного знака» Шаганэ»? Смыл примененной судом нормы закона, легко понять если принять во внимание общий смысл законодательства об интеллектуальной собственности. Так например в преамбуле «Парижской конвенции» определены приоритетные задачи этой конвенции: защита прав изобретателей, а также пресечение недобросовестной конкуренции. Патент – это своего рода временная законная монополия, которую дает государство изобретателю в обмен на право использовать его изобретение на благо общества. Недобросовестная конкуренция может свести на «нет» эту монополию и связанные с нею преимущества. В значительно степени изобретатель лишается смысла делиться своими разработками с другими.

Итак руководитель «БлагоДара» скрупулезно принялся собирать факты недобросовестной конкуренции со стороны своего конкурента. Он вступает в коалицию с Изобретателем благопроводов и случайно узнает от него о многократном нарушении обязательств по выплате платежей согласно лицензионному договору со стороны компании «БлагоФор».

. . . и Ваша компания будет жить!

Гуру маркетинга Ф. Котлер назидательно говорит, что если у вас нет марки, то вы – просто товар народного потребления. Поставьте марку на курицу или на бутылку воды, и ваша компания будет жить!
Описанный выше конфликт продолжается. Теперь основную роль в нем играет изобретатель благопроводов, требующий с «БлагоФора» взыскания задолженности по лицензионному договору, а также компенсации за неправомерное использование товарного знака. История настолько драматична, что мы приводим ниже фрагмент искового заявления: «Как следует из опубликованных «БлагоФором» фотографий продукции на официальном сайте, на благопроводах серии Люкс использован товарный знак, содержащий мои инициалы в латинской транскрипции, а также изображение динозавра. Данное обозначение является зарегистрированным товарным знаком на мое имя, что подтверждается свидетельством . . .

Исключительные права на товарный знак принадлежат Изобретателю (ст. 1484 ГК РФ). Лицензионный договор, договор о передаче исключительных прав на торговый знак с «БлагоФором» он не заключал. В соответствие с п.1 ст. 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными. А согласно с пп. 1 п.4 ст. 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере до 5 млн. рублей.
В своём исковом заявлении Изобретатель пояснил, что размер компенсацию обуславливается характером нарушения: общим объемом реализации продукции на сумму 1,5 миллиарда рублей, масштабами общероссийской дилерской сети, а также выводом реализуемой продукции на Европейский рынок и широкой рекламой благопроводов класса Люкс в средствах массовой информации. Для сравнения: размер компенсации составляет лишь 0,03% от объема реализации продукции нарушителя с товарным знаком «БлагоФор».

Убедитесь, есть ли у Вашего оппонента тормоза!
В инструкции по эксплуатации человека человеком сказано: прежде, чем завести человека, убедитесь, есть ли у него тормоза! Так тихий, застенчивый Изобретатель, называвший себя в шутку «фантазер и инженер» стал постепенно превращаться в разъяренного кота Леопольда. Роль докучливых мышек здесь успешно исполнила компания «БлагоФор», обусловившая погашение задолженности по лицензионным платежам только при условия передачи исключительной лицензии и ликвидации небольшого собственного производства Изобретателя. К слову говоря, лицензионный договор предусматривал неисключительную лицензию на благопроводы класса ЛЮКС - ст. 1236 ГК РФ. Навязывание изменения условий договора, противоречит ст. 179 ГК РФ, а в грубой форме, когда крупный монополист изгоняет с рынка конкурента - уместно говорить составе уголовного преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ - понуждение к заключению сделки или к её отказу.
Итак топ менеджеры «БлагоФора» стали сравнивать лицензионные платежи Изобретателя с собственной зарплатой: ах как много получает это Изобретатель ни за что, а мы тут паримся по 14 часов 7 дней в неделю! Закономерно из такого сравнения топ менеджеры сделали вывод о том, что размер лицензионных платежей кабальный и, следовательно, пора попросить большего, чем предусматривает лицензионный договор. Полугодовая задержка побудила Изобретателя выбрать адекватные способы защиты нарушенных прав.


Стратегия защиты в конфликте


После серии довольно эмоциональных переговоров с Васильевым и Похлёбкиным - руководителем и соответственно, собственником «БлагоФора» Изобретатель направил требование о компенсации за использование этим предприятием товарного знака в сумме 5 млн. рублей, затем спустя неделю – исковое заявление о взыскании лицензионных платежей и компенсации за товарный знак.

Пункт 4 ст. 1515 ГК РФ позволяет правообладателю по его выбору вместо возмещения убытков потребовать от нарушителя выплаты компенсации:
1) в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
1. в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.


При этом Изобретатель продолжал переговоры. Регистрация товарного знака на Изобретателя, как гражданина помогла выбрать суд общей юрисдикции по подведомственности спора – ст. 22 ГПК РФ и существенно сэкономить на госпошлине (20 тысяч против 100 тыс. в арбитраже при цене иска 8,5 млн. рублей).

Учитесь защищать права экономно:


В соответствии со ст. 1477 ГК РФ товарный знак может принадлежать юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю. Между тем, указанный товарный знак был зарегистрирован в соответствие с Законом РФ от «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» на физическое лицо). В соответствие со ст. 13 ФЗ от 18.12.2006 N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» данная регистрация продолжает действовать на территории России.

Одновременно Изобретатель направил две оферты (ст. 435 ГК РФ) этому предприятию с предложением заключить лицензионный договор на использование товарного знака (ст. и 1367 ГК РФ) либо удалить товарный знак с продукции, документации, из интернет и рекламных буклетов.
В оговоренные сроки «БлагоФор» вместо сообщения об акцепте (ст. 438 ГК РФ) «БлагоФор», направил Изобретателю длинное «лукавое» письмо- дескать не совсем Вас понимаем, о чем идет речь, какие именно условия? т.е согласно ст. 443 ГК РФ: Ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предложено в оферте, не является акцептом. Такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой.
Изобретатель ответил кратко: мы не достигли с Вами согласия по всем существенным условиям договора. Таким образом, лицензионное соглашение об использовании товарного знака не достигнуто, а продукция «БлагоФора» является контрафактной, Изобретатель потребовал расторжения лицензионного договора в порядке ст. 450 ГК РФ – в связи с существенным нарушением обязательств со стороны лицензиата.

. А дела о неправомерном использовании товарного закона, патентов, рассматривает уже арбитражный суд в порядке административного производства – ст. 23.1, 28.3 КоАП РФ. И что не мало важно, госпошлину платить не надо, да и пояснять особенно не трудно: нарушение ст. ст. 14.10 КоАП РФ на лицо.

Одновременно Изобретатель добивается ареста расчетных счетов «БлагоФора» и делает новую попытку переговоров. Конфликт продолжается.

Вместо эпилога

Можно предположить, что руководители «Благофора» предпочтут договориться с Изобретателем в порядке судебного либо внесудебного мирового соглашения. Если это не произойдет, то судебные акты могут существенно помочь в подготовке доказательств недобросовестной конкуренции, которые жаждет отыскать руководитель «БлагоДара». В этом случае очень вероятны перспективы отмены регистрации товарного знака- вспомним историю «Шаганэ».

Опытный игрок в конфликте просчитывает на несколько шагов вперед и делает ходы с учетом возможных ответов оппонента. Вывод: уважайте чужие товарные знаки, коммерчески обозначения, контент сайтов, патенты и другую интеллектуальную собственность. Принимайте во внимание факт ужесточения законодательства в части ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав, а также защищайте свою интеллектуальную собственность!

Нормативные акты и судебная практика.

ГК РФ - Гражданский кодекс РФ
АПК РФ – Арбитражный процессуальный кодекс РФ
ГПК РФ - "ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»


Парижская конвенция - Парижская конвенция по охране промышленной собственности (заключена в г. Париже 20.03.1883) (с изм. от 02.10.1979)
Закон «О рекламе» - Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ (ред. от 13.05.2008) «О рекламе»
Закон «О конкуренции» - Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ
(ред. от 29.04.2008) «О защите конкуренции»
КоАП РФ – "КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"
УК РФ – «Уголовный кодекс РФ»
Закон «О средствах массовой информации».