Медиация G2C G2B

В защиту врачей и учителей

Вчера нам удалось частично оспорить решение районного отделения Пенсионного Фонда, касающегося пенсионных прав медсестры. Известно, что ряд категорий специалистов имеют право на досрочное назначение пенсии. Но эту пенсию приходится вытаскивать из лап бюрократов клещами через сбор бумаг и судебные процедуры с элементами детективного жанра.

Обыкновенна история.

Операционная медицинская сестра имея общий трудовой стаж 30 лет, обратилась в районное отделение Пенсионного фонда заявлением о досрочном назначении пенсии. Такое право дано действующим законодательством представителям «трудных профессий», как например врачам медсестрам, оперирующим пациентов, учителям, работающим на селе и др. - существуют т. н. списки профессий, утвержденные Правительством РФ, подписанные его экс председателем Михаилом Касьяновым. За этот долгий период «много воды утекло»: случились и бесславие Касьянова и кардинальные пенсионные реформы. В нашем случае, отказывая операционной медсестре в досрочном назначении пенсии, Пенсионный фонд вычеркнул из стажа периоды её работы в частном медицинском центре и периоды повышения квалификации. Логика Пенсионного была «железобетонной»: частные медицинские центры не относятся к числу «учреждений», а в период учебы специалист не работает, следовательно пенсионный стаж не начисляется.

 

 

Где этот центр?

Последовательно защищая права медсестры, мы стали оспаривать решение пенсионного фонда, для чего помимо многочисленных справок и трудовой книжки потребовалась информация об уже ликвидированном медицинском центре ЗАО «Медицинский центр Максмеда». Дела по сотрудникам обязаны храниться 75 лет, но здесь прошло всего каких-то несчастных 12 лет с момента законной ликвидации «Максмеда», через арбитражный суд с назначением конкурсного управляющего, но ни в суде, ни в госархиве, ни в лицензирующем медицинские учреждения органе, не сталось и следа от этой организации. Есть только негативная информация в самом Пенсионном: этот злополучный центр не всегда отчитывался и нерегулярно платил пенсионные взносы, что стало одним из аргументом для отказа в досрочном назначении пенсии по принципу «виноват стрелочник», т. е. Работник такого центра. Несколько месяцев госорганы «отфутболивали» наши запросы друг другу - наконец, отыскались копия устава и «следы» от медицинской лицензии в районной налоговой, при этом саму копию медицинской лицензии необходимо было дополнительно истребовать из межрайонной налоговой. Заручившись ворохом всевозможных справок, свидетельств и запросов, подав пару исков в районный суд, объединив их в одно дело, мы, наконец перешли к сути спора.

Законодательный хаос

Экономист Евгений Гонтмахер сказал, что в сложном пенсионном законодательстве неспособен разобраться даже человек с высшим образованием. Это действительно так. С одной стороны есть Постановление Конституционного суда, которым признана неконституционой норма, устанавливающая разные права для работников организаций в зависимости от формы собственности работодателя. Защищает пенсионные права и Верховный суд, который призывает районные суды устанавливать соответствие профессий в государственном секторе и негосударственном. Защищает Трудовой кодекс РФ, ст. 187 которого сохранят за работником средний уровень зарплаты и должность на период учебы. Но с другой стороны в условиях «касьяновских списков профессий» Пенсионный фонд бил нас цитатами из списков: нет такой формы как ЗАО — есть лишь учреждение. Развивая эту логику можно прийти к абсурдному выводу о том, что работа медицинской сестры в частном медицинском центре приравнивается к тунеядству.

Решение суда.

Под напором наших аргументов суд засчитал все периоды учебы медицинской сестры, взыскал 80% судебных расходов, включая стоимость наши услуг, с Пенсионного фонда, но при этом отказал засчитывать период работы в ЗАО «Медицинский центр Максмеда». Конечно, это уже хороший результат, но можно сделать интересные обобщения в защиту всех врачей и учителей России.

Учреждение или организация?

Мы не случайно подчеркнули «касьяновский след» в деятельности Пенсионного фонда. За период с момента ухода Михаила Касьянова с занимаемой должности, в стране произошли кардинальные реформы в законодательстве регулирующем образовательную и медицинскую деятельности. Исчезло устаревшее понятие «учреждение» - вместо него употребляется современное «организация». И это отражает тенденцию привлечения частного капитала в системы здравоохранения и образования. Главное, чтобы такие организации имели соответствующие лицензии. Тот же ЗАО «Медицинский центр Максмеда» такую лицензию имел, пациентов оперировал, работал с наркотическими средствами, т. е. Обладал всеми необходимыми для этого допусками — словом, был «настоящей» медицинской организацией. Но всё это — не аргумент для суда в условиях устаревших списков профессий и организационно-правовых форм. Выходит, что вопреки курсу на социальную ориентированность нашего государства, законодательная чехарда и хаос позволяет неплохо сэкономить на врачах и учителях. Скорее всего, здесь нужно оспаривать действия, бездействия самого Правительства РФ и делать это в массовом порядке от рядовых врачей и учителей. В период большого электорального цикла «там, наверху» могут даже и услышать. Помните об этом, уважаемые бюджетники, и готовьтесь к защите своих прав пока есть силы и здоровье! Опыт защиты прав от районного суда до высших судебных инстанций и генпрокуратуры у нас есть.