Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Медиация G2C G2B

Онлайн урегулирование споров в медиации, арбитраже и госуправлении

Содержание материала

В связи пандемией COVID-19 Верховный суд РФ и Экономический суд Республики Казахстан проявляют большой интерес к онлайн урегулированию споров. Достаточно исследовать графики сеансов видеоконференц-связи на сайте любого суда, где имеются оборудованные кабинеты, чтобы убедиться в исчерпании этого ресурса. В апреле 2020 г. возникли прецеденты использования Skype в процессе дел о наложении штрафа в период коронавирусной инфекции в порядке административного спора — в условиях пандемии не остается иного выбора для реализации Конституционного права на судебную защиту. Попробуем представить себе какие изменения судопроизводства и примирительных процедур ожидаются в «пост-коронавирусную» эпоху.

 

Устная сделка онлайн обретает юридическую силу 


Потребность в документообороте с использования мудьтимедийного контента наравне с письменным текстом необычайно высока в обществе. В числе стимулирующих факторов можно отметить: стремительные социальные изменения, мобильность граждан, рост числа конфликтов, конкуренция правовых систем, наконец, пандемия коронаваруса стала триггером перемен [1] для решения давно накопившихся проблем перегруженности судебной системы и её ориентации на «архаичные» технологии взаимодействия.


Важно отменить, что хотя видео-контент проникает в деятельность судов [2], размещается на сайте новостных агентств, правительственных и неправительственных организаций, но ему отводится лишь вспомогательная роль в сравнении с письменными документами. Кроме того, видео-контент не имеет персонализированного характера, не отвечает запросом конкретного заявителя. Господствующие социальные практики и традиционные институты предполагают обязательное участие профессиональных агентств в создании видео контента, обладающего потребительской ценностью, что что сопряжено с немалыми расходами на аппаратуру, рендеринг и др. что сужает круг потенциальных авторов видео контента. Частные лица, малый бизнес, неправительственные организации производят и распространяют видео контент преимущественно в развлекательных, культурных, рекламных и др. целях: музыка, танцы, досуг, обучающие курсы.


Такое положение дел ещё недавно было вызвано доминирующими в современном обществе стереотипами о необходимости использования студийного оборудования либо оборудования для организации телемостов, обязательного наличия технической квалификации у пользователей, доступностью высокоскоростных каналов связи (50 Мб. и более) для свободой передачи видео контента и др. Но стремительное распространение сетей передачи данных 4G и 5G персональных и планшетных компьютеров, смартфонов, а также специализированных программ для организации видео-конференсвязи создают благоприятные предпосылки для существенного изменения способов социальных коммуникаций. Барьером для новых видов социального взаимодействия, а именно в использовании видео документа наравне с письменным документом, являются традиционные институты современного общества. Сейчас же в Глобальной Сети представлена в избытке информация отвлеченного содержания, безадресная, оглупляющая, манипулирующая, прямая дезинформация - другими словами наносящая вред обществу.
Вместе с тем, благодаря цифровизации ряда госуслуг в России, расширения сети удостоверяющих центров для выдачи квалифицированной электронной подписи (КЭП) гражданам и бизнесу открылись возможности подписания любого документа, и даже видео-клипа, с помощью КЭП. Согласно ст. 5 ФЗ «Об электронной подписи» и ст. 160 ГК РФ такой электронный документ будет эквивалентен привычному документу с подписью и/или печатью, но в отличие от последнего даже более защищенным. (Конечно, главную роль в криптозащите играют «человеческий фактор»: небрежное обращение с персональными данными, нарушение правил хранения паролей, антивирусной защиты и т.п.)

Больше социальная, чем техническая . . .

Поскольку в современном обществе высока ценность видео контента, размещенного в глобальной сети Интернет, аунтифицированного и релевантного обсуждаемой проблемной ситуации, будь то заключение сделки, урегулирование конфликта, оказание деловых, социальных либо государственных услуг, автор и возглавляемая им организация предприняли эксперимент, направленный на удовлетворение данной потребности, творчески развивая общеизвестные образовательные технологии [3, 4] и технологии онлайн разрешения споров [5-7] и расширяя сферу применения этих технологий.


В двух словах, процесс создания персонализированного видео- контента насчитывает следующие этапы:
1) Автоматическая запись сессий диалога / медиации / судебного заседания / гос. услуги непосредственно с помощью веб камеры и акустической системы штатными программами операционной системы;
2) Квантизация (автоматическая нарезка) видео потока на смысловые фреймы (можно задать автоматический режим создания нового видео клипа каждые 2-4 мин. в зависимости от динамики сюжета и социальной ситуации (далее для простоты - фрейм). Автозагрузка фреймов на хостинг в сеть Интернет на выделенный канал в режиме защищенного доступа.
3) Фильтрация «информационного шума» при необходимости конкатенация смежных фреймов. Перерывы в работе, перелистывание страниц, паузы и т.п. сильно рассеивают внимание Этот информационный шум должен быть удален. Здесь же возможна конкатенация смежных фреймов. (На практике на 2 - 3 часа съемок возникает потребность в конкатенации не более 1-3 фреймов);
4) Аннотирование, индексация и автоматическое распознавание речи (титры создаются автоматически например в YouTube на английском языке, с некоторыми потерями качества — на русском). Технологии нейронных сетей и машинного обучения могут обеспечиить протоколирование судебного процесса в автоматическом режиме.
5) Агрегирование. Группировка фреймов в списки, с помощью ключевых слов, тэгов, ключевых полей, ассоциативных связей и др. Для последующего поиска иллюстраций, а также видео с помощью распознавания образов и «видео слов» [8].
6) Определение режима доступа к полученным фреймам, для личного, ограниченного разделяемого, группового или открытого доступа.
7) При необходимости — аутентификация фрейма, т. е. сопровождение его электронной подписью (ЭП), вставка фрейма в письменный документ либо документооборот видео фрейма наравне с письменным документом.

 Экземпляр судебного акта на бумажном носителе приобщается к материалам судебного дела. Экземпляр судебного акта в форме электронного документа хранится в системе автоматизации судопроизводства.