Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Самый долгий матч завершился победой

Содержание материала

ЧМ футбол РоссияИтак, очередная супружеская пара граждан-банкротов «забросила мяч» в ворота кредиторов и выиграла у трёх десятков ростовщиков около 1,5 млн. руб. Этот спортивный поединок тянулся два года За этот период стороны прошли через десяток судебных заседаний, медиацию, дважды «сходили» в Верховный суд и Конституционный. Не дошли в ЕСПЧ - Таможня не дала добро :-) но это уже не актуально . . . 

 Мы неоднократно писали о семье Корнилаевых. Наберете в практике Конституционного суда имя: Наталья Игнатьевна Корниалаева - и убедитесь!

Судебную практику формируют миллионы россиян

Не звездные адвокаты / юристы, а самые обычные граждане, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Мы неоднократно писали о семье Корнилаевых. Наберете в практике Конституционного суда имя: Наталья Игнатьевна Корниалаева - и убедитесь, да и нет только в практике Главного суда страны, но и в Картотеке арбитражных дел. Наталья Игнатьевна и её супруг Валерий Михайлович Корнилаев стали «жертвами» агрессивной рекламы банков и микрофинансовых организаций и первоначальный долг в 50-70 тыс. совершенно естественно превратился сначала в 150 000 тыс. в процессе реструктуризации в банке ЗАО «Русский стандарт», затем тот же банк провел очередную то ли реструктуризацию долга, то выдачу кредита, но история эта довольно «темная». 575 000 руб. - так сказано в решении Центрального районного суда Новосибирска. Заемщики с отличной кредитной историей, которые вернул банкам аккуратно целую дюжину кредитов отчаянно пытались свести концы с концами, и идя на поводу у тех же банков, обращаясь «за помощью» в микрофинансовые организации. Наталья Игнатьевна может много интересного рассказать об займах под 1200% годовых и 2400% в случае малейшей просрочки. Не существует нормальных видов экономической деятельности, которые позволят «отбить» такие проценты, за исключением перечисленных в Уголовном кодексе РФ.

Поэтому ситуация банкротства супругов была вызвана тем, что 90-95% вновь получаемых направлялась на погашение ранее полученных кредитов / займов.

Знакомая история?

Да, увы, это очень знакомая история для 60,000,000 россиян, опутанных кредитными долгами, уже 5 млн. их которых стали экономическими банкротами. Но за юридический статус признания банкротства пришлось очень настойчиво побороться: золотые медали не даются даром.

Сначала мы искали паллиативные методы защиты, поскольку дорога в арбитражный суд рядовым гражданам были заказана — мы получили отказ от рассмотрения заявления о банкротстве на всех уровнях судебной системы, подали жалобу в ЕСПЧ, которая застряла на таможне по причине «недозволенных вложений», подавали жалобу в Конституционный суд — отказ. Именно поэтому Наталья Игнатьевна и Валерий Михайлович инициировали иск о разделе имущества и долгов супругов, предложив кредиторам, привлеченным в качестве третьих лиц к участию в деле реструктуризацию задолженности сроком на 5 лет с выплатой половины ежемесячного дохода супругов.

 

;

 

Районный суд разделил имущество (два телевизора), но оставил без рассмотрения требование о разделе долгов. Далее были медиация с приглашением всех кредиторов-молчунов, апелляция, кассация, надзор — отказано. Увы, принципы состязательности судом не принимались во внимание, напротив суд проявил трогательную заботу о кредиторах - «молчунах», интересы которых потенциально могут быть нарушены медиативным соглашением. Но практика показала, что кредиторы, саботировавшие мирные процедуры и в дальнейшем, по делу о банкротстве не изменили своих привычек.

Не нравится реструктуризация? - не получите ничего.

Правоведы теоретики проводят жаркие дебаты о том, вправе ли супруги заключить медиативное соглашение / брачный договор без согласия кредиторов? Мы исходили из правовой позиции, провозглашающей свободу заключения договоров / включая брачный либо медиативное оглашение. Кредиторы могут затем оспаривать его условия, но не обладают правом «вето» на договорной процесс.

К сожалению, эта позиция не нашла поддержки у судебной системы. И к счастью, теперь Корнилаевы не обременены графиком реструктуризации долгов. Вот так проигрыш был превращен в выигрыш. С помощью приглашения на процедуры медиатора (был проведен конкурсный отбор его кандидатуры) нам удалось зафиксировать отказ кредиторов от плана реструктуризации долгов, что помогла уже на этапе банкротства сразу перейти к процедурам реализации имущества.

Вместо участия в судебных процедурах по делу о банкротстве некоторые кредиторы «тихой сапой» получили судебные приказы и обратили взыскание на половину пенсии супругов, а также на «Чернобыльские» выплаты в счет возмещения вреда здоровостью ветерану ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Валерию Михайловичу. Напомним, что в процессе банкротства все исполнительные производства прекращаются, а исполнительные документы передаются финансовому управляющему. Вдвойне незаконно пытаться обратить взыскание на платежи в счет возмещения вреда здоровью — это святое с позиции Закона. Мы подготовили несколько жалоб, которые . . . очень долго рассматривал суд. (Здесь действует простое эмпирическое правило чтобы оспорить 1 руб. в пользу должника в процессе процедур банкротства необходимо кратно больше понести судебных издержек. Так что мы в конечном счете «подарили» 15 тыс. «ловким» кредиторам в утешение вместо требуемых ими 1,500,000 руб.

Завершающий матч

Он произошел сегодня. Суд полностью освободил супругов Корнилаевых от долгов перед кредиторами, включая тех, кто не заявил свои требования в реестр.
Возвращаясь назад, можно уверено сказать, что описанная ситуация медиабельна. Должник-кредитов имеют большой потенциал для конструктивных договоренностей, если откажутся от тактики давления, угроз, дезинформации. Напомним, что Наталья Игнатьевна Корниалаева и её супруг Валерий Михайлович Корнилаев — заемщики, которые всегда аккуратно исполняли свои обязательства, наработали отличную кредитную историю. И если бы банки проводили более мудрую политику, то они смогли бы договориться о частичном возврате долга, а с учетом «впечатляющих» процентов, такие договоренности были бы справедливыми и законными.
Но банки до конца игры прибегали к авантюрной такие извлечения односторонних сиюминутных выгод, не принимая в расчет альтернативы банкротства и полного освобождения должников — гражданина гот обязательства. И проиграли!