Алхимия правосудия

Люблю алхимию!Ряд банков настолько полюбили судебные приказы, что с настойчивостью, достойной иного применения, обращаются по прекращенным решением суда о банкротстве долгам в периферийные суды, где  их заемщик когда проживал, служил  или гостил — главное чтобы был хоть малейший повод, пресловутая регистрация, хотя бы самая- самая временная. И тогда начинается алхимия.  

 

Вот типичный кейс с требованием выплатить несуществующий долг с опорой на грубейшее манипулирование судебными доказательствами и основополагающими принципами правосудия. В феврале 2017 г. судебный пристав отменил вынесенное ранее собственное же постановление как заведомо незаконное, на основании неправосудного решения в обход Закона «О банкротстве».

Как противостоять коррупции?

Если банк едет от места жительства должника за сто километров в районный суд и там среди живописных полей добивается заочного решения суда, вразрез с вступившими в законную силу судебными актами арбитражного суда, но в интересах коммерческого банка, то дело здесь сильно пахнет коррупцией.


Шаг 1: Атакуем ФССП через интернет-приемную

Итак, с цель не допущения финансовой и правовой алхимии во вред гражданину и основополагающим принципам правосудия, набираем горячую линию о коррупции в Федеральной службе судебных приставов — телефон легко отыскать на сайте и говорим очень просто: «Я по поводу коррупции . . .» - сообщаем ФИО пристава, номер и дату постановления, решение суда,через голову которого действовал пристав.

Варианты ответов с другого конца линии: а) это не мы виноваты, мы просто исполнители б) мы не читаем картотеки арбитражных дел с публикациями решений судов в) мы не обязаны читать газету «КоммерсантЪ» — она для коммерсантов, а не приставов и т. д.

Как парировать этим возражениям: «А если в исполнительном листе будет написано: бить должника плетьми, Вы же не станете его исполнять как противоречащий Конституции?» Результат полемики: прекращение исполнительного производства в день обращения.

Шаг 2: Дисциплинарные судебные нарушения

Да! Следует обратить на них самое пристальное внимание. В этом кейсе Все процедуры проводились арбитражным судом публично, о чем были сделаны многократные публикация в газете «КоммерсантЪ» и ЕФРСБ — единый федеральный реестр сведений о банкротстве. Более того, Заявитель осуществлял рассылку писем всем кредиторам, налоговому органу, а также в мировой суд. Для чего всё это делалось? - Для того, чтобы исключить возражения из серии а мы не знали, не слышали, не видели . . . Неправда, что официальные издания утв. Постановлению Правительства от 21/07/2008 № 1040-р в качестве официального печатного читать должны лишь коммерсанты! Полагаем, что и судьи это обязаны делать — ведь не даром первые статьи любого процессуального кодекса ссылаются на важность исполнений Конституции Федеральных законов и Постановлений Правительств.

Поэтому мы еще раз подчеркнули порочность судебной практики, поддерживающей требованием выплатить несуществующий долг с опорой на грубейшее манипулирование судебными доказательствами и основополагающими принципами правосудия. В теории это категорически недопустимо - давайте поставим эксперимент, как быстро отреагирует на этот посыл система общих судов, которая вот уже несколько лет как объединилась с системой арбитражных судов именно для исключения таких казусов.

Финал или нет?

Итак гражданин был «освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реализации имущества гражданина. Кредиторы, включенные в реестр, не представили возражений относительно завершения процедуры банкротства, а также не указали, какие сделки должника было необходимо оспорить.»

Всё это — железобетонный факт или «окончательная бумажка» по выражению Профессора Преображенского из «Собачьего сердца» Михаила Булгакова.. Но для того, чтобы районный суд там в глубинке, куда любят обращаться банкиры, поскорее отменил собственное же решение, нужно ему помочь. Как? Для этого есть такой хороший повод как ст. 242 ГПК РФ регламентирующая основания для отмены заочного решения суда: Заочное решение суда подлежит отмене, если суд установит, что неявка ответчика в судебное заседание была вызвана уважительными причинами, о которых он не имел возможности своевременно сообщить суду, и при этом ответчик ссылается на обстоятельства и представляет доказательства, которые могут повлиять на содержание решения суда . . .

Что это за такие доказательства?

Ранее мировой судья из другой глубинки, где также проживал должник,  своими определениями от 12 января и 15 января 2015 отменял судебные приказы, выданные банку на суммы 229824,9 руб. и 239777,76 руб. Оба определения суда были приложены в качестве приложений к заявлению о банкротстве, были предметом рассмотрения спора в арбитражном суде и получили надлежащую оценку. Поэтому мы обратили внимание на стойкую любовь банка ездить по глубинкам и подавать все новые — старые иски, «навешивая лапшу» на уши суду, пускаясь в немыслимые ухищрения пои принципу «а вдруг прокатит».

Быть может не обошлось и без стимулирования неправосудных решения.

Как Вы полагаете, сколько следует теперь взыскать с банка за эти подвиги? Пишите Ваши предположения на форуме.

PS Все детали этой истории — настоящие и при необходимости мы раскроем и решения суда и аудио записи телефонных звонков и постановления пристава. Вместе с тем, мы надеемся, что банк загладит причиненный моральный вред в до-судебном порядке.