Кредит, рост бедности, классовое озлобление

Содержание материала

КопилкаКризис долгов — это всегда кризис государства и общества, признак и причина острейших социальных конфликтов. По западным меркам закредитованость населения нашей страны все еще очень невелика. Процент неплатежей пока не угрожает существенным образом банковской системе, банкиры с лихвой покрывают риск невозврата кредитов огромными процентами. Но зато наша ситуация выглядит очень жесткой

для граждан на фоне высоких процентных ставок, валютных скачков, небольших доходов населения (5% должников вынуждены отдавать в счет долга более 70% своих доходов), высоких цен на недвижимость и хамоватой активности коллекторов. Судя по процентам, кризис не велик, но по жизни он задевает самые основания нашей экономики и общества. Кредит, который на Западе является главным инструментом создания благополучного и миролюбивого среднего класса, у нас становится причиной роста бедности и классового озлобления

Без жилища

Программист Алексей Шевченко еще недавно жил на первом этаже панельной «двушки» в подмосковном Щелково. Квартиру он купил в 2006 году, вступив в валютную ипотеку на двадцать лет. Условия «евростандартные»: за 98 тысяч условных долларов он получил бетонные стены, цементные полы, вместо удобств — общий стояк, вместо электроплиты — провод электрощита с неработающей электропроводкой.

— Мы с женой были на седьмом небе, — Шевченко вспоминает о тех днях, как о позапрошлом веке. — Свой первый угол.

Сегодня супруги Шевченко разведены, у Алексея другая семья и двое детей, и на столе у него лежит повестка в суд. Банк выставил бывшим супругам Шевченко судебный иск на 157 613,58 долларов или 10 млн 832 рубля, — за просрочки по валютной ипотеке с 2014 по 2015 год, плюс 66 тысяч рублей — госпошлина. Кризис конца 2014 года и последующее пике рубля относительно доллара больно ударили по заемщикам Шевченко. При ежемесячном пае в 920 долларов бывшие супруги вносили по 460 каждый. После падения курса рубля их возможности резко ужались. Алексей в счет ипотеки должен отдавать до 80% своего дохода, что он отказался делать, поскольку в квартире больше не живет. Его бывшая жена согласилась платить половину ежемесячного пая. Долг стал расти.


Беспроцентный сыр и мышеловка


Ситуация с долгами по рублевым, особенно потребительским кредитам, намного мягче. Хотя напоминает закрытую кастрюлю с кипящей водой: совокупный долг по потребительским кредитам (6,5%) — самый высокий среди всех видов долгов. И он продолжает расти, хотя доступ к кредитованию сужается.

Так, недавно Ирина и Антон Бородулины, зарабатывающие на жизнь мелким предпринимательством, решились на приобретение компьютера нового поколения. За «игрушку» они не выложили ни копейки, взяв ее в рассрочку на 10 месяцев за 101 тысячу рублей. Правда, в первом банке им отказали. Кредитная история подкачала: несколько лет назад Ирина, по служебным делам театра «Практика», где она служила, открыла там счет. После заграничной командировки она его закрыла, а когда пришла получать кредит на компьютер, узнала, что ей выставили счет за три года — за обслуживание карты, которой она не пользовалась. Ирина платить 81 тысячу рублей ради восстановления приличной кредитной истории не стала. В итоге в кредите ей отказали еще два банка. Пожалел четвертый, и не ее, а мужа, на которого удалось оформить кредит.

— Я исходил из того, — говорит Антон, — что беру топовую модель, на которую мне надо копить полгода. А тут все и сразу. Поэтому переплата в 6% — нормальная сделка.

Каким же было разочарование Бородулиных, когда вместе с первой квитанцией по оплате кредита, они получили еще две: на 500 рублей — за оформление договора и на 300 рублей «за текущее обслуживание». Теперь у них разлад. Муж занял позицию — «плюнь и разотри». Жена, посчитав, что за 10 месяцев придется выплатить 3500 рублей, не оговоренные кредитом, считает себя обманутой. Когда Ирина пришла в магазин, где был куплен компьютер, и попыталась обратиться к менеджеру, заключавшему с Бородулиными договор, ей предложили прийти через два-три дня.

— Нас сутки проверяли, — рассказывает она, — сначала в паспортный стол и на работу мужу позвонили. Потом мне домой. Спрашивали, проживаю ли тут я и муж?

Рассказывая, Ирина перелистывает лежащие на столиках условия кредитования, выданные банком. Лишь после заключения договора, дома, когда пришли первые квитанции на оплату, Ирина Бородулина обнаружила подвох. «Я прочитала все примечания, — признается она, — и поняла, что значит беспроцентный кредит. Это когда в него не закладываются проценты по обслуживанию договора».

Позже в разговоре с менеджерами магазина выясняется, что эти условия, правда, без указания суммы выплат в договоре были набраны мелким шрифтом. На него заемщики не обратили внимания.


Зачатие в кредит


С помощью «кредитного плеча», позволяющего в рассрочку под процент делать дорогие приобретения, мы с вами должны становиться богаче и благополучнее. Но, как признают эксперты Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН, рост просрочек по валютной ипотеке и розничным кредитам могут вернуть в страну не только бедность — нищету. Прежде всего, ученые и официальная статистика расходятся в определении масштабов бедности: Росстат дает «плавающую» цифру в 18-24%, ученые настаивают на 50–60% бедствующих россиян.