Домашнее насилие в России и за рубежом

Содержание материала

Как женщинам — правозащитникам помогли мужчины?

Пока мы были в процессе публикации этой кампании, О.Д.Симпсон был арестован за убийство жены и её друга. Мы узнали, что у него длинное прошлое бытового насилия. СМИ стали одержимы. История о бытовом насилии перешла с последней страницы — фактически, никакой страницы — на первую. Наши ролики заполнили эфир, и женщины впервые начали делиться своими историями. Движения заключаются в моментах. И мы поймали такой момент. Позвольте мне соотнести это с контекстом. До 1980 года знаете ли вы сколько статей о бытовом насилии было в газете Нью-Йорк Таймс? Я вам скажу: 158. А в 2000-х — более 7000. Мы явно внесли перемену.

Но мы всё ещё упускали критический момент. Так что, шаг четвёртый: Нужно подключить мужчин. Мы не могли решить проблему с 50% населения, никак не включённых. Я уже говорила вам, я — ботан данных. Национальный опрос сообщил нам, что мужчины чувствовали себя раскритикованными и не приглашёнными к этой беседе. Мы заинтересовались, как же нам их подключить? Как можно заставить мужчин говорить о насилии над женщинами и девушками? Мой друг отозвал меня в сторону и сказал: «Ты хочешь, чтобы мужчины говорили о насилии над женщинами и девушками. Мужчины не говорят». (Смех) Приношу извинения мужчинам в зале. Я знаю, что вы говорите. Но он сказал: «Знаешь, что они уж точно делают? Они точно говорят со своими детьми. Они говорят со своими детьми как родители, как наставники». И вот, что мы делали. Мы встретили мужчин там, где они были, и создали программу. Потом у нас состоялось мероприятие, которое сохранится в моём сердце навсегда, на котором тренер баскетбольной команды вёл беседу в комнате, наполненной спортсменами-мужчинами и мужчинами из всех других сфер жизни. Он говорил о важности воспитания мальчиков в мужчин, и изменения культуры в раздевалках, и предоставления мужчинам инструментов для построения здоровых отношений. Внезапно он посмотрел в конец комнаты и увидел свою дочь, и позвал её по имени, Микаела. Он сказал: «Микаела, подойди сюда». Ей 9 лет, и она смущалась. Она поднялась к нему, и он сказал: «Сядь рядом со мной». Она присела прямо около него. Он крепко обнял её и сказал: «Люди спрашивают меня, почему я занимаюсь этой работой. Я делаю это, потому что я — её отец, и не хочу, чтобы кто-либо причинил ей боль». Как родитель, я его понимаю. Я понимаю. Зная, что так много изнасилований происходят в университетских городках, широко распространённые и с заниженными данными. Мы многое сделали для взрослых женщин. Мы должны постараться и для наших детей. Мы просто делаем. Мы должны.