Домашнее насилие в России и за рубежом

Печать

Esta SolerОни приходят в отделение экстренной медицинской помощи с тем, что в полиции называют «бытовая ссора»сломанный нос, сломанное запястье, опухшие глаза . . . 30 лет назад в США женщин избивали, преследовали, насиловали, и никто об этом не говорил. Не было никакого правосудия. Не напоминает ли это сегодняшнюю Россию? Сравните два сюжета.

Говорят, что звезды, крупные чиновники, депутаты могут бить своих жен / подруг безнаказанно? 

Почему бы не использовать мощный коммуникационный ресурс 7яМедиация.РФ для семейной медиации,  когда супруги находятся в разных городах, странах или совместные встречи супругов сопряжены и риском оскорблений и даже побоев? Заметим, что агрессия в семейных спорах - явление, увы, обычное и не только для россиян, жителей Казахстана, Беларуси, в работе*  говорится о побоях, укусах, черепно-мозговых травмах и попытках удушения . . . в американских семьях. В статье судебного медиатора Марии Евгении Соле** не случайно говорится об онлайн медиации как о средстве для предотвращения домашеного насилия. Тема домашнего насилия настолько обширна, что заслуживает отдельного рассмотрения.


Эста Солер, правозащитник из США рассказывает: «Как активисты, мы брали Полароид, фотографировали её, ждали 90 секунд и отдавали ей снимки. И тогда у неё были необходимые доказательства, чтобы обратиться в суд. Мы делали то, что было незаметным заметным. Я делаю это уже 30 лет. Я принимала участие в социальном движении, целью которого было положить конец насилию над женщинами и детьми. В течение всех этих лет у меня было абсолютно страстное и иногда весьма непопулярное убеждение, что подобная жестокость не является неизбежной, что она «заучена», а если она «заучена», то её можно «забыть обратно», её можно предотвратить.

Услуги, которые спасают людям жизни

Почему я в это верю? Потому что это правда. Абсолютная правда. В промежутке между 1993 и 2010 годами бытовое насилие над взрослыми женщинами в США понизилось на 64%, и это 64%. Как это случилось? Наши глаза были широко открыты. 30 лет назад женщин избивали, их преследовали, насиловали, и никто об этом не говорил. Не было никакого правосудия.

Как активист — это недостаточно. Как первый шаг на этом пути, мы организовали и создали чрезвычайную подпольную сеть великолепных женщин, которые открывали убежища, а если открыть убежище не получалось, они открывали двери в свои дома, чтобы женщины и дети могли быть в безопасности. Знаете, что ещё мы сделали? Мы продавали выпечку, мыли машины, мы делали всё, что могли, чтобы собрать денег, а затем в какой-то момент мы подумали: настало время пойти в федеральное правительство и попросить их оплатить такие экстраординарные услуги, которые спасают людям жизни. Верно?


Необходимо изменить закон

Шаг второй — мы знали, что необходимо изменить закон. Поэтому мы отправились в Вашингтон и лоббировали первый законодательный акт. Я помню, как шла по коридорам Капитолия США, мне было 30 с чем-то, жизнь имела цель, и я не могла представить, что кто-нибудь когда-либо будет чинить препятствия подобному важному законодательному акту. Вероятно, я была 30-летней и наивной. Я слышала о конгрессмене, у которого было совсем, совсем другое мнение. Знаете, как он называл этот важнейший закон? Он называл его «Долой всё веселье замужества». «Долой всё веселье замужества». Леди и джентльмены, это был 1984 год и США, и мне бы хотелось тогда иметь Твиттер.

Как остановить насилие над женщинами и детьми?

10 лет спустя, после проделанной огромной тяжёлой работы, мы, наконец-то провели акт «Насилие над женщинами», который является актом, меняющим жизнь, спасший так много жизней. (Аплодисменты) Спасибо. Я гордилась быть частью этой работы. Акт изменил закон и влил миллионы долларов в местные сообщества.

Как помогают социологические исследования?

А что ещё он сделал? Он собрал доказательства. Я должна признаться, меня очень увлекают данные исследований. Фактически, я — фанат социологических исследований. Я уверена, здесь много таких. Я — фанат данных. Причина тому — я хочу быть уверена, что если мы тратим даже 1 доллар, программа работает, а если она не работает, нам следует изменить план.
4:38
Мне также хочется сказать кое-что: Нам не удастся решить эту проблему созданием большего количества тюрем или даже созданием большего количества убежищ. Задача стоит в расширении экономических прав и возможностей женщин, исцелении детей, которым была причинена боль, Предотвращении с большой буквы «П». Поэтому шаг третий на этом пути — нам известно, что если мы хотим продолжать развитие на этом направлении, нам придётся увеличить объём, увеличить видимость и придётся привлечь массы. Зная это, мы отправились в Совет по рекламе и попросили их помочь нам создать государственную образовательную кампанию. Оглядевшись на мир: на Канаду, Австралию, Бразилию и части Африки, — мы применили наши знания и создали первую национальную государственную образовательную кампанию, названную «Нет оправдания бытовому насилию». Посмотрите на один из наших рекламных роликов.

Нет оправдания бытовому насилию!

(Видео) Мужчина: Где обед?
Женщина: Ну, я думала, ты придёшь домой двумя часами раньше, и всё убрала, поэтому —
Мужчина: Это что? Пицца. Женщина: Если бы ты позвонил, я бы знала —
Мужчина: Ужин? Готовый ужин — это пицца? Женщина: Дорогой, пожалуйста, не кричи. Пожалуйста, нет — Оставь меня!
Мужчина: Иди на кухню! Женщина: Нет! Помогите!
Мужчина: Хочешь узнать, что такое больно? (Даёт женщине пощёчину)
Вот что такое больно! Вот что такое больно! (Разбивает бокал)
Женщина: Помогите!
[«Дети вынуждены сидеть и наблюдать. Каков твой урок?»]


Как женщинам — правозащитникам помогли мужчины?

Пока мы были в процессе публикации этой кампании, О.Д.Симпсон был арестован за убийство жены и её друга. Мы узнали, что у него длинное прошлое бытового насилия. СМИ стали одержимы. История о бытовом насилии перешла с последней страницы — фактически, никакой страницы — на первую. Наши ролики заполнили эфир, и женщины впервые начали делиться своими историями. Движения заключаются в моментах. И мы поймали такой момент. Позвольте мне соотнести это с контекстом. До 1980 года знаете ли вы сколько статей о бытовом насилии было в газете Нью-Йорк Таймс? Я вам скажу: 158. А в 2000-х — более 7000. Мы явно внесли перемену.

Но мы всё ещё упускали критический момент. Так что, шаг четвёртый: Нужно подключить мужчин. Мы не могли решить проблему с 50% населения, никак не включённых. Я уже говорила вам, я — ботан данных. Национальный опрос сообщил нам, что мужчины чувствовали себя раскритикованными и не приглашёнными к этой беседе. Мы заинтересовались, как же нам их подключить? Как можно заставить мужчин говорить о насилии над женщинами и девушками? Мой друг отозвал меня в сторону и сказал: «Ты хочешь, чтобы мужчины говорили о насилии над женщинами и девушками. Мужчины не говорят». (Смех) Приношу извинения мужчинам в зале. Я знаю, что вы говорите. Но он сказал: «Знаешь, что они уж точно делают? Они точно говорят со своими детьми. Они говорят со своими детьми как родители, как наставники». И вот, что мы делали. Мы встретили мужчин там, где они были, и создали программу. Потом у нас состоялось мероприятие, которое сохранится в моём сердце навсегда, на котором тренер баскетбольной команды вёл беседу в комнате, наполненной спортсменами-мужчинами и мужчинами из всех других сфер жизни. Он говорил о важности воспитания мальчиков в мужчин, и изменения культуры в раздевалках, и предоставления мужчинам инструментов для построения здоровых отношений. Внезапно он посмотрел в конец комнаты и увидел свою дочь, и позвал её по имени, Микаела. Он сказал: «Микаела, подойди сюда». Ей 9 лет, и она смущалась. Она поднялась к нему, и он сказал: «Сядь рядом со мной». Она присела прямо около него. Он крепко обнял её и сказал: «Люди спрашивают меня, почему я занимаюсь этой работой. Я делаю это, потому что я — её отец, и не хочу, чтобы кто-либо причинил ей боль». Как родитель, я его понимаю. Я понимаю. Зная, что так много изнасилований происходят в университетских городках, широко распространённые и с заниженными данными. Мы многое сделали для взрослых женщин. Мы должны постараться и для наших детей. Мы просто делаем. Мы должны.


Технологии изменили ситуацию на мировом уровне

Мы прошли большой путь с той поры с Полароидом. Технология была нашим другом. Мобильный телефон изменяет ситуацию на мировом уровне для расширения прав и возможностей женщин, а Фейсбук, и Твиттер, и Гугл, и Ютуб, и все социальные сети помогают нам организовывать и рассказывать наши истории действенным образом. И тем из вас здесь, кто помогал создавать приложения и платформы, как организатор, я говорю: «Огромное спасибо». Серьёзно. Я вам аплодирую.

Нельзя без оптимизма

Я — дочь человека, который присоединился к одному клубу в жизни, — Клубу Оптимистов. Такого нельзя придумать. Это его дух и его оптимизм в моей ДНК. Я занимаюсь этой работой на протяжении более 30 лет, и я убеждена, теперь более, чем когда-либо, в способности людей меняться. Я верю, что мы можем изогнуть историю людей в направлении сострадания и равенства, а также я искренне и страстно верю, что насилие не обязано быть частью состояния человека. Я прошу вас, будьте с нами, так как мы создаём будущее без насилия над женщинами и девушками, и мужчинами и мальчиками повсеместно.

 

Ссылки на источники: 

  1. Дж. Уинслэйд и Дж. Монк «Нарративная медиация новый подход к размерешению конфликтов. Москва. Центр судебно- правоваоя реформа 2009
  2. Family Violence and ODR by Maria Eugenia Sole December 2013 http://www.mediate.com//articles/SoleME1.cfm на 14.02.2014
  3. Эста Солер, правозащитник из США // How we turned the tide on domestic violence (Hint: the Polaroid helped) видое сюжет