Наследственные конфликты

Содержание материала

Зачем русскому человеку трасты?

Павел Крашенинников: Отчасти мы сами толкаем их в офшоры, потому что у нас не были узаконены так называемые трасты, которые есть в большинстве зарубежных стран. Это форма, когда учреждается фонд, который управляет бизнесом при жизни владельца и продолжает управлять после его смерти. А как управлять - все можно расписать заранее. Например, что после смерти владельца фондом управляет такой-то человек, а если с ним что-то случается, то управление переходит к тому-то, голосовать на собраниях нужно так-то и так-то… И расписывается очень подробно.

При этом наследники подписываются, что они уже не вправе менять управление?

Павел Крашенинников: Нет, они ничего не подписывают. Подписывает только учредитель фонда, и говорит: я создаю фонд, и он будет действовать, в том числе после моей смерти. И прописывает условия, скажем, управлять акциями такого-то завода нужно так-то, выгодоприобретатель - сын или сноха, или тот, кого определяет сам владелец. Есть много таких фондов, они создаются, во-первых, для управления бизнесом, во-вторых - для благотворительной деятельности.

Такой фонд оказывается как бы неподконтрольным реальным владельцам имущества и состояния. А если во главе фонда окажется человек, не способный умело руководить бизнесом, он все богатства пустит по ветру?

Павел Крашенинников: Бизнесмен как раз и расписывает, кто является выгодоприобретателем, реальным получателем средств. Он же сам определяет, кому доверяет руководить фондом, кто будет следующим на этом посту. Либо может указать, какие критерии должны быть при отборе на руководство. Многие фонды, допустим, Нобелевский фонд или фонды Форда действуют уже более ста лет и вполне успешно. В фонде есть попечительский совет, который очень внимательно смотрит, как выполняются четкие инструкции, составленные владельцем бизнеса.

Трасты и фонды - игрушки для большого бизнеса. У обычных людей совсем иные хлопоты, связанные с наследством. И прежде всего - беготня по инстанциям…

Павел Крашенинников: Чтобы процедуры были полегче для граждан, мы предлагаем заменить свидетельство о праве на наследство на свидетельство о наследовании. В чем здесь суть?

Свидетельство о праве на наследство - больше вопросов, чем ответов

На сегодняшний день, чтобы получить свидетельство о праве на наследство, нужно узнать, какое имущество принадлежало наследодателю, а оно может находиться не только в разных регионах, но и за пределами страны. То есть наследники должны собрать уйму бумаг - в банках, в реестре держателя ценных бумаг, в Росреестре, еще много где. Затем нужно все это имущество оценить, а оценка к тому же стоит денег. Со всеми этими бумагами человек идет к нотариусу, который выполняет две функции. Первая - он смотрит, надлежащий наследник или нет. Вторая - проверяет, какое имущество подлежит наследованию.

И на базе этого выдает свидетельство о праве на наследство. Но это ущербно, потому что наследник не всегда может знать все об имуществе. Кредиты, как правило, не указываются, хотя наследуется как актив, так и пассив, и однажды могут всплыть претензии кредиторов или выяснится, что у наследодателя была еще лодка и стоянка на водоеме. Опять придется идти по тому же кругу.

Но есть европейский опыт, который мы предлагаем перенять. Там смотрят только на наследника - надлежащий ли он, не самозванец ли. И смотрят, какая у него доля. На основании этого пишут: гражданин Петров Петр Петрович является наследником одной второй доли наследства. И все. Если наследников двое, у каждого одна вторая доля, они пишут договор и вступают в наследство. Если выявится, что умерший взял кредиты, делят долг, найдется еще имущество - тоже…

Внешне выглядит простенько - смена похожих названий документа, а по сути - революционная перемена?

Павел Крашенинников: Мы не делаем революций, а усовершенствуем то, что есть. Я сейчас пишу книжку как раз про наследственное право, и нашел древнее выражение по поводу наследства: мертвые открывают глаза живому. Человек уходит, а с точки зрения гражданского оборота, имущества он все отдает наследнику и как бы говорит, пускай по закону все идет, как там указано, или может сказать: нет, я хочу этому больше, этому меньше, этому вообще ничего не давать... Его право, можно так, можно этак.

* Па́вел Влади́мирович Крашени́нников (р. 21 июня 1964, Полевской, Свердловская область, РСФСР, СССР) — депутат Государственной думы VI созыва от «Единой России» председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Член Генерального совета партии «Единая Россия

Завещанному верить  Павел Крашенинников: Семья сможет при жизни заключить договор о судьбе будущего наследства
Текст: Борис Ямшанов