Семья в кризисе: как причинять добро?

Печать

Дети - наше счастьеВозьмем российскую ситуацию. Семья – это мама, папа и ребенок. Предполагаем, что семье какие-то отношения рвутся, и ребенок выпадает из этой системы. Дальше вокруг него начинают выстраиваться связи: специалист КДН и ЗП, инспектор, представители соцслужб и инспектор по опеке, который, в конце концов, принимает решение и инициирует лишение родительских прав, может направить ходатайство в суд, и судебная инстанция уже решает судьбу ребенка.

Против ювенальной юстиции

Эта тема, связанная с кампанией против ювенальной юстиции, чаще всего подается в различных ток-шоу без всякого понимания – журналисты любят нагнетать страсти возбуждать людей. В лучших традициях советской интеллигенции, которая «Пастернака не читала, но осуждает», представители «передовой части» уже теперь постсоветской интеллигенции, не разбираясь, не анализируя глубоко этот опыт, изобрели очередного удобного «врага народа». Околоправославные круги не приемлют в принципе идею вмешательства в семью со стороны социальных служб в определенных рамках: в рамках заботы о безопасности ребенка, прав ребенка, потому что это некая конкуренция со структурой, которая претендует на духовное воспитание в православной идеологии (приоритет семьи и главенство родителей над детьми).

Ювенальный фашизм?

И вот начинается манипуляция терминами из лексикона сталинской эпохи: «ювенальный фашизм», «пятая колонна», «разрушение страны». Конечно, это удобнее, чем реформировать деятельность органов опеки, систему правосудия для Я Вам покажу!несовершеннолетних, систему колоний для несовершеннолетних, интернатов, разрабатывать проекты изменения того, что нас не устраивает, реально работать с заброшенными детьми и пьющими родителями. Проще изобрести «врага народа», начать его травить, а потом получать политические дивиденды, выступать на радио, делать заявления в СМИ. В то же время нам надо понимать, в каком направлении двигаться, если существующее положение вещей в области работы с детьми и семьями нас не устраивает. Было бы странно, если бы мы при этом не изучали опыт других стран, плюсы и минусы, не оценивали, что можно взять, а чего брать не надо, какие положительные и негативные моменты существуют в странах, где есть ювенальная юстиция.
Мои встречи и знакомство с представителями социальных служб, показывает, что эта структура во многих странах Запада не такая страшная, как ее рисуют. Как правило, забирают детей на время, чтобы проанализировать ситуацию, помочь семье в трудной жизненной ситуации и, по возможности, вернуть детей в семью.

Мои встречи и знакомство с представителями социальных служб, показывает, что эта структура во многих странах Запада не такая страшная, как ее рисуют. Как правило, забирают детей на время, чтобы проанализировать ситуацию, помочь семье в трудной жизненной ситуации и, по возможности, вернуть детей в семью. То есть, нет цели отнять детей навсегда. Но социальные службы, которые претендуют на решение задач, упускают самое главное: они отнимают у людей право, способность самим решать и искать выход из ситуации.

Идея семейных конференций

Именно как ответ на это и родилась идея семейных конференций – сначала в Новой Зеландии, а дальше была транслирована во многие европейские страны, в Канаду и Австралию. Во всяком случае, я точно знаю, что в скандинавских странах, Великобритании, Голландии идеи семейных конференций востребованы. Появляющиеся в этой связи инновации, с одной стороны, возвращают нас к определенным практикам и ценностям (в данном случае, семейным), с другой – учитывают особенности жизни в большом городе и опираются на возможности государства. Соответственно вот эта двоякая суть семейных конференций ведет к тому, что мы воспринимаем их, с одной стороны, как некие инновации, а с другой – как возврат к определенным ценностям, которые исконно существовали, и на новом этапе мы к ним возвращаемся. Вот это очень важно, и эту двойственность надо понимать. Поэтому, анализируя практику Новой Зеландии, с одной стороны, мы говорим о семейной конференции как о новом институте, потому что ведет семейную конференцию не старейшина, а координатор службы, причем в Новой Зеландии это представитель государственного ведомства, Комитета по делам молодежи (того самого органа, который у нас занимается песнями и плясками). У них он занимается именно правонарушениями несовершеннолетних. А в Голландии, насколько я понял, семейную конференцию ведет человек, вообще не принадлежащий к социальным службам, – видимо, волонтер. И вот эта двойственность – она, с одной стороны, помогает нам прояснить существо этих практик, а с другой – постоянно держит нас в напряжении. Так в чем же суть этих практик, в чем ядро и смысл того, что мы делаем?

Читать всю статью

Биография

Максудов Рустем Рамзиевич – Председатель Всероссийской ассоциации Рустем Максудоввосстановительной медиации, президент Центра «Судебно-правовая реформа», практикующий медиатор в программах восстановительной медиации, кругов сообществ и семейных конференций, сертифицированный тренер в области медиации, стаж работы в области медиации 15 лет, разработчик восстановительного подхода в работе с конфликтами и криминальными ситуации в России, автор 5 книг и более 100 статей в области медиации, восстановительного правосудия, ювенальной юстиции, криминологии и судебной реформы, член Европейского форума по восстановительному правосудию.