Аттестация медиаторов продолжается

Альфред КрейкУважаемые коллеги! Даже в наше сложно время, когда сворачивается бизнес, а люди теряют работу, востребованы знания и ещё более актуальны компетенции по разрешению конфликтов. Рады сообщить Вам, что 29 апреля 2015 г. в 17:00 местного (Мск + 4 часа) проводится аттестация медиаторов. Как видите, темы предлагаемых нами учебных курсов и модулей соответствуют вызовам времени.

Более того, наши выпускники находят работу и открывают медиативную практику именно в период кризиса. Если Вы обучались на наших курсах не смогли сдать экзамены - сделайте попытку выдержать экзамены. Вы ничем не рискуете, а выиграть можете многое: Ваш профессиональный путь в Большую медиацию!

 

Одна из интересных новостей судебной медиации - она пригодна в наследствнных спорах

Наследование бизнеса

Рассмотрим интересный случай из практики нашего Центра. Глава семейства Олег Семёнович (68 лет) ушел из жизни, оставив детям завод по производству вин. Всего четверо наследников — Дочь Раиса (47 лет), Сын Роман (38 лет), дочь Олеся (36 лет) и в связи со смертью второго сына, его дочь, т. е. Внучка наследодателя Надежда (20 лет) была призвана к наследству. Со дня смерсти и момента открытия наследства в течение установленного Законом шестимесячного срока с заявлением о принятии наследство обратились:

Дочь Раиса - с заявлением о принятии наследства
Сын Роман — с заявлением о принятии наследства
Дочь Олеся - с заявлением об отказе своей доли в наследстве в пользу брата т. е. Романа.

Внучка Надежда выехала за пределы России, вышла замуж, с отцом и членами семьи не общается, в течение шестимесячного срока со дня смерти и открытии наследства с заявлением к нотариусу не обратилась.

Вместе с тем, наследодатель Олег Семёнович оставил при жизни завещание, которым всё свое имущество, в чем бы оно не заключалось, где бы оно не находилось завещал в пользу своей любимой женщины Анастасии (30 лет). Между тем, Дочь наследодателя Раиса была вправе рассчитывать на обязательную долю в наследстве в размере половины от той, которая причиталась бы ей по закону, поскольку уже получала пенсию по состоянию здоровья.

Расчет доли по закону и по завещанию.

Предполагая, что завещания не было все указанные выше наследники I очереди могли бы претендовать на долю в размере ¼ от Бизнеса. Но только одна наследница жила на иждивении наследодателя — это Раиса. Поэтому размер её доли составляет 1/8 независимо от содержания завещания. Проблема же заключалась в том, что в свидетельстве о рождении в отчестве отца Олега Семёновича вместо буквы «ё» была указан «е». Поэтому Раисе необходимо было доказать родственные отношения с отцом в судебном или ином порядке.

Раиса и Роман были категорически настроены против Анастасии, они обвиняли её в хроническом алкоголизме, супружеских изменах и др. пороках. При этом законные наследники Раиса и Роман угрожали судебной тяжбой, которой намеревались оспорить завещание как ничтожное, отстранить Анастасию как недостойную наследницу. Анастасия отвергла эти обвинения как не обоснованные, по её словам не она, а Роман был лишен наследства именно за пристрастие к наркотикам и азартным играм — да оно промотает Бизнес за полгода, говорила она. Анастасия готова была выплатить справедливую долю Раисе в обмен за отказ от её доли в наследстве. О Романе она не хотела слушать ни слова — он здесь абсолютно не при чем.

Раису уставал предварительно оговоренный размер компенсации и денежная оценка бизнеса, но она боялась подвоха: я то откажусь, но они «обведет меня вокруг пальца», как когда то проделала это с моим отцом!

Как разрешился этот спор?

У каждого конфликта как правило существует несколько решений. Долгий путь по которому могли двигаться наследники состоял в том, чтобы Раиса в судебном порядке постаралась бы признать факт родственных отношений с отцом — пресловутая буква «ё» стала препятствием. Проблема состояла в том, что семья часто переезжала с место на место и Раиса затруднялась с выбором свидетелей, способных подтвердить её родственную связь с отцом. Обращение к брату Роману и сестре Олесе было рискованным: Олеся отказалась от диалога со словами я уже все передала Роману — разбирайтесь сами! А сам Роман молчаливо злорадствовал. Очень странно, но каким то образом он считал доказательства факта родственных отношений с наследодателем — отцом установленным.

Другое решение заключалось в том, чтобы стороны разрешили наследственный спор в процессе медиации, хотя частично. Добрая воля последовала со стороны Анастасии и Раисы.
Анастасия не оспаривала родственные отношения дочери Раисы со своим отцом. Поэтому она после того, как эмоциональный накал спал и эмоции улеглись согласилась подписать медиативное соглашение с Раисой по условиям которого Анастасия передавала в пользу Раисы в качестве отступного деньги в обмен за отказ от её требований на наследуемый Бизнес. Права третьих лиц при этом нарушены не были. У Романа оставалось право на обращение в суд . . . но взвесив все за и против, Роман решил ничего не предпринимать.

Далее медиативное соглашение было утверждено в суде. Хотя по нашему мнению, уже само медитиавное соглашение было достаточным для полного урегулирования наследственного спора и выдачи нотариусом свидетельств о наследовании доли в бизнесе по завещанию — Анастасии (7/8) и по закону - Раисе (1/8). Нотариус предельно острожно выдал первое свидетельство, но наотрез отказался выдавать второе. Когда Анастасии и Раисе попросили удостоверить медиативное соглашение в качестве сделки нотариус просто вскипел от негодования. Идите и рассчитывайтесь между собой за пределами моей конторы!

Однако определение суда окончательно убедило даже нотариуса.

Имена в этой истории изменены по соображениям этики, но в её основе изложены реальные факты, которые помогают понять драматизм наследственных споров и пользу медиации.