Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Для бизнеса

Сколько стоит Ваш конфликт?

Содержание материала

Мы победим!В условиях кризиса менеджерам необходимо быстро оценивать конфликтную ситуацию. Предпочитая выше всего стратегию противоборства, можно легко оказаться в положении римского полководца Пирра, который воскликнул после победы: Еще одна такая победа, и я останусь без войска. Вопреки опыту двух с лишним тысячелетий, российские менежеры не упускают случая разбить оппонента до конца любой ценой. 

По словам древнегреческого историка Плутарха, царь Эпира Пирр в 279 до н. э., после своей победы над римлянами под Аскулумом, воскликнул: «Еще одна такая победа, и мы погибли». Известен другой вариант той же фразы: «Еще одна такая победа, и я останусь без войска».
В этой битве Пирр одержал победу благодаря наличию в его армии боевых слонов, против которых в то время римляне еще не умели сражаться и потому были бессильны перед ними, «словно перед прибывающей водой или разрушительным землетрясением», как писал тот же Плутарх. Римлянам пришлось тогда оставить поле битвы и отойти в  свой лагерь, что, по обычаям тех времен, значило полную победу Пирра. Но римляне сражались мужественно, поэтому победитель в тот день потерял столько же воинов, сколько и побежденные — 15 тысяч человек. Отсюда и это горькое признание Пирра.

Он любил играть в кости


Современники сравнивали Пирра с игроком в кости, который всегда делает удачный бросок, но не знает, как воспользоваться этой удачей. В итоге эта особенность Пирра и погубила его. Причем зловещую роль в его гибели сыграло его же «чудо-оружие» — боевые слоны.
Когда армия Пирра осаждала греческий город Аргос, его воины нашли способ проникнуть в спящий город. Они захватили бы его совершенно бескровно, если б не решение Пирра ввести в город боевых слонов. В ворота они не проходили — мешали установленные на них боевые башни. Их принялись снимать, потом вновь водружать на животных, что и вызвало шум. Аргосцы схватились за оружие, начались бои на узких городских улицах. Наступила всеобщая неразбериха: приказов никто не слышал, никто не знал, кто где находится, что происходит на соседней улице. Аргос превратился в огромную ловушку для эпирского войска.


Пирр попытался поскорее выбраться из «захваченного» города. Он послал гонца к своему сыну, который с отрядом стоял у города, с указом срочно разломать часть стены, чтобы эпирские воины быстрее вышли из города. Но гонец приказ понял неверно, и сын Пирра двинулся в город на выручку к своему отцу. Так в воротах столкнулись два встречных потока — отступающие из города и те, кто спешил им на помощь. В довершение всего слоны взбунтовались: один лег прямо в воротах, не желая двигаться вообще, другой, самый мощный, по кличке Никон, потеряв своего раненого друга-погонщика, начал искать его, метаться и топтать как своих, так и чужих солдат. Наконец, он нашел своего друга, обхватил его хоботом, положил себе на бивни и ринулся вон из города, давя всех встречных.
В этой сутолоке погиб и сам Пирр.