fbpx

История о компенсации ущерба здоровью

Печать

Покурим?Очень жаль, что в России нет упрощенного судебного разбирательства, а также судов, решение которых имеет рекомендательную силу. Это помогло бы сторонам спора расстаться с иллюзиями, которые они вынашивают. Именно необоснованные ожидания успеха путем судебного разрешения спора препятствует сторонам договариваться путем медиации. Как в этом случае.

 Гражданин Б. обратился с иском о взыскании денежных сумм в связи в повреждением здоровья против индивидуального предпринимателя С. По версии Б. ситуация была следующая: Б находился в неформальных трудовых отношениях с индивидуальным предпринимателем С и выполняя работу по его заданию рано утром в 05 часов соскользнул со ступени вверенного ему седельного тягача. В результате произошло падения и перелом позвоночника и присвоена группа инвалидности. Гражданин Б. требует с С. выплатить ему среднюю месячную заработную плату за 6 мес.

Он неудачно упал и стал инвалидом

А также моральный ущерб. Всего около трех сотне тысяч рублей.


По версии индивидуального предпринимателя С. ситуация выглядела совсем иначе Как собственник и арендодатель он заключил договор аренды транспортного средства без экипажа с гражданином Б, т. е. предоставил арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации. Падение произошло при неизвестных обстоятельствах: свидетели отсутствовали. Поэтому не отрицая факт травма, не умаляя простое человеческое сочувствие, которые было оказано Б со стороны индивидуального предпринимателя С, он считает, что не должен ничего платить.

 

;

 

Мы приведем доводы и возражения сторон спора

 


Доводы и возражения сторон спора

 

№ п/п

По версии Гражданина Б

По версии индивидуального предпринимателя С

1

Притворный характер сделки — договора аренды транспортного средства - грузового тягача седельного.

Данная сделка действительна, поскольку грузовой тягач действительно был передан Б, и затем возвращен собственнику С.

2

Договора аренды транспортного средства прикрывает трудовой договор

Трудовые отношения отсутствовали: гражданин Б при поступлении в травмпункт сослался на бытовую травму, утверждал, что нигде не работает

3

В подтверждение трудовых отношений Б ссылается на таблицы, где в колонках перечислены: номер машины, дата, терминал взятия, адрес разгрузки-погрузки, терминал сдачи и др. техническая информация

Эти таблицы не имеют реквизитов документа: подписи, наименования организации. Это нарушает требования к письменным документам, установленным в п. 1. ст. 71 ГПК РФ Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция,. . . позволяющим установить достоверность документа способом.

4

Также в подтверждение трудовых отношений Б ссылается на многочисленные платежи на карту Сбербанка в сумме 500, 2000, 5000, 30000 руб. от С и его супруги. Из усреднения месячных оборотов рассчитываем заработную плату. 

Возможны любые отношения не противоречащие ГК РФ: компенсация расходов на ремонт прицепа к седельному тягачу.. Возникает вопрос, какие мотивы заставили Б квалифицировать все полученные ими платежи как заработную плату именно после досадного инцидента? Что помешало заключить трудовой договор, если были трудовые отношения? обратиться в трудовую инспекцию в случае октаза С. ?

5

Был фактический допуск к работе, ссылка на Постановление ВС № 2 от 17 марта 2004г.

Фактическое допущение работника к работе без ведома или поручения работодателя либо его уполномоченного на это представителя запрещается. ст. 16 ТК РФ введен ФЗ от 28.12.2013 N 421-ФЗ, т. е. уже после Постановления № 2 ВС РФ. В материалах дела нет достаточных доказательств, что Истец работал лично на седельном тягаче с ведома или поручения работодателя либо его уполномоченного на это представителя. Есть вопросы о надлежащем состоянии здоровья, специальности и квалификации Б.

6

С — мой работодатель, поскольку прибыл в гараж и помог добраться до травмпункта, следовательно признает вину и ответственность.

Простое человеческое сочувствие со стороны в виде помощи сопровождения в больницу и небольших денежных выплат после инцидента не может быть квалифицировано как признание вины и гражданско-правовой ответственности.

7

Должна быть применена ст. 1085, 1086 ГК РФ, наступила ответственность С как работодателя.

Б. сам несет ответственность за негативные последствия своих действий. Более того, даже страховая компания отказалась бы выплачивать страховое возмещение в данном случае именно потому, что нарушены обязательные требования Законом об ОСАГО в части обязательные предрейсового медосмотра.

Ещё один аргумент С «Б. Производил эксплуатацию. седельный тягач, не имея на то надлежащего здоровья (сильный кашель может привести к неожиданному падению), соответствующих допусков по квалификации, т. е. обязательных требований по отсутствию алкоголя в крови, нормального артериального давления, нарушение которого может вызвать головокружение — всё то, что в обязательном порядке проверяется на медосмотрах при приеме на работу - предварительный медицинский осмотр, периодический комплексный осмотр (не реже одного раза в два года) и обязательный предрейсовый медосмотр».

 


Так какая же версия правильная?

Парадокс втом, что в медиации допустимы альтернативные истории произошедшего. Задача медиации не в том, чтобы установить истину, а урегулирвоать спор. Но Б отказался от медиации.  Чем же закончился судебный процесс? Суд отказал в иске Б в полном объеме. Накануне судебного заседания индивидуальный предприниматель С предлагал Б мировую: 15 000 руб. денежной компенсации за полный отказ от иска. Но Б отказался мотивируя этот отказ непомерно большими судебными издержками на представителя, а также ожиданиями выигрыша судебного дела. 

Кто несет риски состязательности?

При состязательном процессе в суде каждая сторона обязана доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований. Здесь Б поставил три сотни тысяч рублей "на карту", слепо уповая на предствителя, на государственную помощь людям труда. На самом деле, суд не может освободить Б от обязанности доказывания, не вправе проявить сочувствие, как предполагал Б.  В противоположность этому, в ходе медиации Б не обязан ничего доказывать. С готов был заплатить разумную сумму, без признания обстоятельств дела. Даже если бы медиация "провалилась", вся информация, признания, допущения сделанные в ходе неё остались бы конфиденциальныи и не могли бы стать доказательствами в суде.

 

Если бы в России было упрощенное судебное разбирательство, а также суды, решение которых имеет рекомендательную силу, то это помогло бы Б расстаться со многими иллюзиями. В результате выиграли бы все стороны: индивидуальный предприниматель С который готов был осуществить разумные компенсации Б, но без признания своей вины. Это сняло бы моральную остроту ситуации. Ну и конечно для Б деньги не оказались бы лишними. Но вместо этого Б пестовал свои иллюзии, а дело с юридических позиций оказалось проигрышным.