Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Нужны программы восстановительного правосудия

Счастливая семьяВопреки расхожему скепсису  восстановительная медиация работает в России. Напомним, что под действия Закона "О медиации"  эта важная социальная технология не попадает (что может быть и к лучшему!), но это не умаляет её важного значения. Кейс. Бабушка Кости через знакомых узнала координаты Центра "Судебно-правовая реформа" и обратилась с просьбой провести примирительную встречу. Обращение к маме второго подсудимого подростка не дало результатов: первоначально она согласилась, а затем, сославшись на то, что адвокат ее сына против примирения, отказалась.

 Была организована предварительная встреча с обвиняемым, его отцом и бабушкой для выяснения их позиции и необходимости примирения. В ходе предварительной встречи чувствовалась обида отца и бабушки на потерпевшего и его маму. Я предложил прояснить этот момент на примирительной встрече.  Важным был разговор с Костей. Ему были заданы вопросы о причинах случившегося, вариантах исправления. Удалось найти корень этой ситуации: застарелая вражда школьников и учащихся техникума.

Произошедшая драка

была местью за то, что якобы недавно ребята из школы избили ребят из техникума. Были поставлены вопросы: "Как можно избежать подобных драк в будущем? Можно ли помирить школу и техникум?" Я попросил Костю подумать над этими вопросами. Когда у Кости спросили, хотел ли он извиниться, он ответил, что хотел, но стеснялся. Затем я встретился с адвокатом, объяснил ему суть примирительной встречи и обсудил возможные юридические последствия примирения.

Примирительные встречи жертвы и правонарушителя

Работая с 1997 года в области проведения примирительных встреч жертвы и правонарушителя в рамках Программ восстановительного правосудия, я все больше убеждаюсь в том, что:тяга людей к нормализации отношений и примирению после криминальных ситуаций во многих случаях довольна велика, необходимость поддержки этих устремлений осознается многими представителям юридического сообщества: судьями, адвокатами, работниками милиции и прокурорами, сами представители органов уголовной юстиции и адвокаты ограничены: они не могут, в силу своих функциональных обязанностей и юридического статуса, помочь людям нормализовать отношения или примириться.

Нужны программы восстановительного правосудия

Следователь заинтересован в создании доказательственной базы и скорейшем отправлении дела в суд, адвокату мешает адвокатская этика и защита интересов обвиняемого. Судья не может выйти за жестко установленные рамки ведения процесса и обеспечения надлежащей процедуры. Прокурор занимает позицию государственного обвинителя.
Создается парадоксальная ситуация: многие адвокаты, судьи, прокуроры, следователи чувствуют, что в том или ином случае людям хочется неформально поговорить, снять злобу, возместить ущерб, но… в лучшем случае следователь или адвокат могут посоветовать обвиняемому (а судья, связанный принципом независимости только желать этого) обратиться к потерпевшему и выплатить ущерб. А если обвиняемый опасается агрессии со стороны потерпевшего, чувствует, что сам может эмоционально не сдержаться при разговоре "с глазу на глаз"? Часто ли мы первыми подходим извиниться к человеку, которому нанесли душевную боль? При непосредственном обращении правонарушителя к жертве, последняя также может из-за страха отвергнуть все предложения обидчика. Вот здесь и нужен нейтральный ведущий, который поможет потерпевшему снять страх и агрессию, а обвиняемому сформулировать предложение по исправлению вреда. То, что ведущий не занимает сторону обвиняемого или потерпевшего и настроен на то, чтобы люди сами договорились, помогает установить доверие и создает для примирения благожелательную обстановку.
Возможна ли работа ведущего примирительных встреч в обстановке современной России? Ответ читайте в публикации Рустема Максудова.

Биография

 Максудов Рустем Рамзиевич – Председатель Всероссийской ассоциации Рустем Максудоввосстановительной медиации, президент Центра «Судебно-правовая реформа», практикующий медиатор в программах восстановительной медиации, кругов сообществ и семейных конференций, сертифицированный тренер в области медиации, стаж работы в области медиации 15 лет, разработчик восстановительного подхода в работе с конфликтами и криминальными ситуации в России, автор 5 книг и более 100 статей в области медиации, восстановительного правосудия, ювенальной юстиции, криминологии и судебной реформы, член Европейского форума по восстановительному правосудию.