fbpx

Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Решение семейных конфликтов онлайн

Содержание материала

МедиацияРежим карантина обостряет семейные споры. Совестное нахождение супругов, их родителей и детей дома, нарушение режима работы и отдыха — всё это порождает много трений, недовольства, обид и упрёков. Возможность обращения в суд приостановлено на период карантина. Как быть — попытаться урегулировать отношения путём медиации по веб-камере.

 

Медиация — это неформальная процедура урегулирования спора, включая семейный, наследственный с участием нейтрального посредника, помогающего сторонам укрепить доверие, перейти от истории конфронтации и обвинения к истории сотрудничества, найти вариант урегулирования спорной ситуации и заключить медиативное соглашение. Далее такое соглашение по желанию сторон можно утвердить в суде или у нотариуса. В первом случае медиативное соглашение будет иметь силу мирового соглашения и при необходимости любая из спорящих сторон может обратиться в службу судебных приставов, с тем, чтобы обязать другую исполнить принятые на себя в ходе медиации обязательства. Во втором случае медиативное соглашение будет иметь силу исполнительной надписи нотариуса, судебного приказа, который также подкрепляется силой государственного принуждения в службе судебных приставов.

 

Но! Ознакомившись с механизмами принудительного обеспечения выработанного медиативного соглашения, важно помнить, что добрая воля сторон и доверие обладают большей ценностью, чем исполнительные документы. Когда стороны спора вырабатывают условия вместе, т. е. являются со-авторами собственного варианта решения, тогда они охотнее его исполняют. Добровольное принятие взаимных обязательств в ходе медиации — это залог успешного урегулирования спора.

Рассмотрим следующий кейс из практики Сибирского Центра медиации.


Семья проживает в Ленинградской области,  судебное расторжение брака произошло два год назад. В своем решении суд определил местом жительства ребенка место проживания матери. Отец выразил настойчивое желание продолжить участие в воспитании сына. Сергей (в этом и след. кейсе имена действующих лиц изменены) периодически забирает сына Антона, и вместе с ним посещает спортивно-массовые культурные мероприятия, занимается воспитанием ребёнка. Важно отметить что отец пытается создать новую семью, он находится в фактических брачных отношениях с другой женщиной, ещё не имеющей опыт воспитания своих детей.
Отец забирает сына каждые чётные субботу и воскресенье, при этом нередко после интенсивных  занятий на велосипеде на свежем воздухе ребенок возвращается вспотевший и простывший.  Светлана (мать ребенка) вынуждена  принимать на себя все   тяготы, связанные с лечением пневмонии.  Далее история повторяется, но кроме того, отец задерживает алименты,  обуславливая очередной платёж обязательными встречами с ребёнком. (По выражению Монка Уинслейда иногда в ходе бракоразводных процедур дети приравниваются к движимому имуществу без права голоса [2]) 
В ходе  семейной медиации,  проведенные с участием нейтрального посредника из города Санкт-Петербурга, в ответ на робкие возражения матери относительно несправедливого распределения родительских  ролей,  примиритель  выразил собственную позицию по обсуждаемому вопросу: ну что ж что это право отца встречаться с сыном, это нормально, когда у мальчика две мамы, к этому необходимо привыкать в современный век, что это наконец и есть подтверждение готовности всецело посвятить себя интересам воспитания сына. Таким образом, интересам матери ребёнка, которая приняла на себя основную ответственность за состояние здоровья сына и его экономическое содержание, противопоставлялась свободная воля малолетнего ребёнка и желание отца продолжить общение в прежнем режиме: права без определенных обязательств. Безусловно, трудно переоценить роль мужского воспитания сына, роль надежного друга малолетнего мальчика. Но чувство дискомфорта от недоразрешенного конфликта не покидало Светлану.
По инициативе матери был сделан запрос в Сибирский центр медиации,  который выступил здесь правозащитником интересов малолетнего ребёнка и его матери.  В процессе пре-кокусов с родителями  ребёнка с помощью веб-камеры,  выяснилось,   что мать и отец ребёнка  довольно странно распределяют между собой родительские права и обязанности. Отец ребёнка выбрал роль друга для приятного  времяпрепровождения, а матери ребёнка отводилась роль «надежного тыла», а именно: материальное обеспечение, лечение и надлежащий уход за ребёнком. Новая семья отца ребёнка имела обширный круг знакомств, пренебрегала возможной опасностью заражения коронавирусной инфекции в период пандемии. Напротив мать и бабушка ребёнка строжайше соблюдали меры самоизоляции за что нередко подвергались критике со стороны отца ребёнка: «паникёры, пессимисты» и т. д. В этой ситуации малолетний Антон был превращён в игрушку, для молодой пары которая ещё только примеряет на себя роль будущих супругов и родителей.  Но это новая семья ещё не готова принимать родительские обязанности перед детьми.
Заметим, что Семейный кодекс РФ ограничивает в правах родителей которые поступают во вред интересам ребенка. Многократное задержки по выплате алиментов и пренебрежение вопросами безопасности в период панедемии,  неготовность следить за здоровьем ребенка  уже являются достаточными основаниями для того чтобы запретить встрече сына с родителем, проживающего отдельно, уклоняющемуся от родительских обязанностей, включая выплату алиментов. Подобно тому как родитель может через убеждение и, если потребуется через силу, «вытащить» ребёнка из дурной компании, родитель, проживающий с ребёнком, обеспечивающий его уход, содержание, безопасность, может запретить встречам ребёнка с родителем, который, выражаясь фигурально, сам ещё не является достаточно взрослым и не принимает на себя родительских обязанностей. 

 


Исполнение решения суда

 

было приостановлено путём подачи заявления в суд об изменении способа исполнения решения суда, его рассрочке, отсрочке, со ссылкой на коронавирусную пандемию и обеспечение безопасности жизни, здоровья ребёнка и приложением выписок из истории болезни Антона.
Правозащитник в этой ситуации ясно позиционировал свою роль (не медиатор, а именно защитник семейных прав слабой стороны спора) и помог  Светлане правильно расставить приоритеты: интересы сына, личные интересы, интересы поддержки отношений с бывшим супругом и экономическое обеспечение. Она  приняла решение прервать процедуру медиации из-за нарушения прав ребёнка и прав на материнство. Преодолев собственную робость она получила судебный приказ о взыскании алиментов с бывшего супруга.  Бывшие супруги постепенно переосмыслили свои место и роль в воспитании ребёнка и конфликт был впоследствии урегулирован.
Этот кейс показывает что наряду с примирительными процедурами можно принимать меры, направленные на ликвидацию дисбаланса интересов сторон в ходе семейной медиации,  если одна из сторон находится в уязвимом положении, то необходимых процедур медиации прервать разъяснив права этой стороны на обращение за квалифицированной юридической помощью (медиатор и юрист — это разные специалисты). Если сторона в ущерб своим интересам настаивает на продолжении медиации, особенно когда другая сторона может оказывать на неё определенное воздействие, апеллируя к чувству стыда или вызывая жалость к себе, то медиатор работающий профессионально, может прервать процедуру медиации по собственной инициативе, поскольку иначе сама примирительная превращается в пустую формальность, профанацию в условиях нарушения базовых семейных прав, прав ребёнка.
Глобальная конкуренция позволяет потребителю услуг осуществлять поиск необходимого специалиста с помощью профессиональных сайтов,  социальных групп, агрегаторов и сервисов. Здесь необходимы профессиональное саморегулирование и государственный контроль, поскольку  в интернет содержится наряду с полезной информации  масса негативной дезинформации, способной причинить вред имуществу и здоровью потребителя. Поэтому важная роль в защите социальных прав должна отводиться просвещению  массовым открытым онлайн курсам [4], научным конференциям, включая международный формат телемостов, открытым образовательным каналам. 


Медиация — это дело добровольное и конфиденциальное

 

Диалоги по веб-камере стали нормой жизни по мере распространения мобильных устройство и проникновения скоростного интернета в города и населенные пункты нашей огромной страны. Достаточно закрепить смартфон / планшет стационарно, например с помощью оправы от очков или вырезки из картонной упаковки, осветить лицо (лучше сесть перед окном или подсветить рабочее пространство настольной лампой).

Далее организовать видео -конференцсвязь или проще говоря, групповой вызов. Ранее рядовые пользователи интернет ориентировались на Skype. Теперь таких приложений — целый ряд: Facebook Messenger Google Meeting, Viber, WhatsApp, IMOю Одноклассники и др. Некоторые из них имеют возможность группового общения.

Онлайн медиация начинается с запроса и приглашения

Любая из сторон или все стороны вместе (в случае многосторонней медиации) может пригласить другую к участию в медиации. Выработать соглашение о начала процедур медиации может помочь сам медиатор.

Медиатор или Специалист в сфере медиации — это профессионально подготовленное лицо, старше 25 дет, имевшее высшее образование и прошедшее специальные курсы подготовки.
Выпускники — медиаторы Сибирского Центра медиации представлены в Реестре медиаторов.

 

Добровольность и конфиденциальность

В любой момент участник, да и сам медиатор, может перервать процедуру медиации, без изложения мотивов, в отличие от суда, где только истец может отказываться от иска, но не ответчик и не третье лицо. Любые предложения, допущения, высказывания в ходе медиации имеют конфиденциальный характер. Доказательства полученные в ходе медиации не могут быть использованы суде как недопустимые, полученные с нарушением Закона «О медиации» и Процессуального кодекса. Сам медиатор обладает иммунитетом. Он не может быть допрошен в качестве свидетеля без специального решения суда. За исключением специальных случаев угрожающих общественной безопасности, медиатор будет молчать — в этом состоит профессионализм, этика медиации. Общение происходит по закрытым или зашифрованным каналом связи.
С разрешения сторон может осуществляться запись клипов. Конструктивные истории сотрудничества могут быть просмотрены многократно для «уплотнения истории успеха на пути к миру».

Плата за медиацию

Процедура медиации является платной и распределяется между сторонами поровну. На сайте shop.emediator.ru можно предоплатить процедуру медиации онлайн. Обычно семейная медиация (45-90 минут) проводится в несколько сессий с достаточным календарным интервалом (дни — неделя) доя того, чтобы все стороны смогли восстановить эмоциональные силы и продолжить обсуждение.


Попробуйте!

Вы ничем не рискуете, обращаясь к медиации.

Юруслуги по подписке

Я согласен с Условиями использования и с Политика конфиденциальности

Правообладатель

Сайт принадлежит Союз

"Сибирский Центр медиации"

Россия 628400 Ханты-мансийский 

автономный округ- Югра

город Сургут

ул. Университетская 11 оф 762

Тел. +7(982) 226-3990

marat@eMediator.ru