Религиозные конфликты

Сексуальная эволюция в Арабском мире

Содержание материала

ШеринНе так давно я была в Марокко, в Касабланке, и познакомилась с молодой незамужней матерью по имени Файза. Файза показала мне фотографии малолетнего сына и рассказала свою историю зачатия, беременности и родов. Это была замечательная история, но самое интересное Файза оставила напоследок. «Знаешь, я девственница», — сказала она. «И две медицинские справки могут доказать это».

 

О современный Ближний Восток!

где спустя два тысячелетия после рождества Христова рожающая девственница – правда жизни.


История Файзы – одна из многих,

что я слышала в течение нескольких лет путешествия по арабскому региону, разговаривая с людьми о сексе. Я знаю, это может звучать как работа мечты или как весьма сомнительное занятие, но для меня это что-то совсем другое. Я наполовину египтянка, исповедую ислам. Однако я выросла в Канаде, вдали от моих арабских корней.

На изображении может находиться: 1 человек, улыбается, стоит, ребенок и на улице
Как и большинство тех, кто рос между Востоком и Западом, я на протяжении многих лет пыталась лучше понять свои корни. Поэтому я решила изучать секс, породивший на моей родине ВИЧ и СПИД, как писатель, учёный и просто активист. Секс лежит в основе набирающей обороты эпидемии на Ближнем Востоке и в Северной Африке, одном из лишь двух регионов мира, где ВИЧ и СПИД по-прежнему на подъёме.


Сексуальность – невероятно мощный микроскоп, под которым можно изучать любое общество, потому что то, что происходит с нами в личной жизни, находит своё отражение в других важных сферах: в политике и экономике, в религии и традициях, в половой принадлежности и поколениях. Я обнаружила, что если вы хотите узнать человека, загляните для начала в его спальню.

Разумеется, арабский мир обширен и разнообразен. Но его пересекают три красных линии – темы, которым не следует бросать вызов ни словом, ни делом.


Три красных линии

Первая – политика. Арабская весна всё изменила, по всему региону разразились восстания, начиная с 2011 года. В то время как те, кто у власти, молодые и старые, продолжают держаться за бизнес, миллионы людей выражают несогласие и стремятся к тому, что они считают лучшей жизнью.

 

 

Вторая – религия. Сегодня религия тесно связана с политикой, потому что группы типа «Братья-мусульмане» появляются повсеместно. И, по крайней мере, некоторые люди начинают задумываться о роли ислама в общественной и личной жизни.

Что касается третьей красной линии – это запрещённая тема. Как думаете, что это может быть?
Зал: Секс.

Шерин Эль-Феки: Громче, я вас не слышу!  
Абсолютно правильно. Секс. (Смех) В арабском регионе секс рассматривается только в контексте брака, одобренного родителями, утверждённого религией, зарегистрированного государством. Брак – ваш билет во взрослую жизнь. Если вы не связаны узами брака, то не можете покинуть родительский дом, не можете заниматься сексом, и уж тем более не можете иметь детей.

 


Это общественная цитадель, неприступная крепость,

которая не поддастся нападению, не примет компромисса. А вокруг этой крепости цветёт огромное поле запретов: нет сексу до брака, нет презервативам, нет абортам, нет гомосексуализму. Вы уже знаете это. И Файза – живое тому доказательство. Её заявление о девственности – это не попытка выдать желаемое за действительное. Хотя главная религия и провозглашает целомудрие до брака, в патриархате мужчины остаются мужчинами. Мужчины занимаются сексом до брака, и люди в какой-то степени закрывают на это глаза.

На изображении может находиться: 1 человек
Но всё совсем по-другому для женщин, которые должны быть девственницами в свою первую брачную ночь, что подтверждается нетронутой девственной плевой. Это вопрос не личной озабоченности, это касается чести семьи, а именно, чести мужчины.

И женщины со своими родственниками идут на многое, чтобы сохранить эту тоненькую плёночку, от нанесения увечий на женских гениталиях, до проверки девственности и операции по восстановлению плевы.


Файза решила пойти другим путём – она отказалась от вагинального секса. Только вот она всё равно забеременела. Хотя Файза даже не поняла это из-за недостатка сексуального образования в школе, из-за недостатка общения в семье.

На изображении может находиться: 1 человек, улыбается, катается на лошади, океан и на улице
Когда её положение было уже не скрыть, мать помогла Файзе сбежать от отца и братьев. «Убийства чести» стали реальной угрозой для огромного количества женщин в арабских странах. Когда Файза оказалась в больнице Касабланки, мужчина, который должен был ей помочь, вместо этого попытался изнасиловать её.


К сожалению, Файза не одна такая. В Египте, на котором сфокусировано моё исследование, я видела множество проблем внутри и за пределами цитадели. Там проживает легион молодых мужчин, которые не могут жениться, потому что брак стал крайне дорогим удовольствием. Они должны содержать будущую семью, но у них нет работы. Это одна из движущих сил недавних восстаний, и одна из причин увеличения возраста вступающих в брак в большинстве стран арабского региона.

Там же живут бизнес-леди, которые хотят выйти замуж, но не могут найти мужа, потому что они бросают вызов гендерным ожиданиям. Одна молодая доктор из Туниса сказала мне: «Женщины становятся всё более и более открытыми. А мужчины до сих пор живут в доисторическом веке».

На изображении может находиться: 3 человека, люди улыбаются, люди стоят и на улице
Но существуют мужчины и женщины, пересекающие черту гетеросексуальности: они занимаются сексом с партнёрами одного с ними пола или меняют гендерную идентичность. За ними следит закон, который наказывает за их действия и даже за внешность. Они ежедневно борются с общественными стереотипами, с отчаянием семьи, с религиозными адскими муками.

Но ведь и в супружеской постели не всё так радужно. Супружеские пары находятся в поисках счастья, в поисках сексуального удовлетворения в жизни, но они совершенно не понимают, как этого добиться, особенно жёны, которые боятся слыть развратными, если они проявят немного инициативы в постели.


А есть ещё те, для кого брак лишь завеса для занятия проституцией. Часто их же семьи продают их богатым арабским туристам. И это только одна из сторон процветающей секс-торговли в арабском регионе. Теперь поднимите руку те, кто считает, что похожая ситуация сложилась и в вашем регионе. Да уж. Не только арабский регион страдает от сексуальных комплексов.


И хотя у нас нет «Отчётов Кинси» по арабским странам, чтобы понять, что в действительности происходит в спальнях людей, мы можем с уверенностью сказать: что-то явно не так. Двойные стандарты для мужчин и женщин, где секс воспринимается как источник стыда, где семья контролирует личный выбор, где образовалась огромная пропасть между видимостью и реальностью: тем, что люди делают, и тем, что они готовы признать. Налицо общее нежелание выходить за рамки тихих перешёптываний на уровень серьёзных обсуждений во всеуслышание.

Один доктор из Каира подвёл для меня итог:

«Секс – это противоположность спорту. Все говорят о футболе, но едва ли кто-то в него играет. Тем не менее все занимаются сексом, но никто не хочет о нём поговорить». (Смех)


ШЭФ: Я хочу дать вам один совет, и если вы последуете ему, то станете намного счастливее.

Когда ваш муж тянется к вам, когда его руки скользят по вашему телу, томно вздохните и посмотрите на него с вожделением. Когда его пенис проникает в вас, попробуйте говорить игриво и двигайтесь в такт с ним.


Какие страстные подробности! Может показаться, что эти советы от «Радостей секса» или YouPorn. А на самом деле они из арабской книги 10 века под названием «Энциклопедия удовольствия», в которой говорится о сексе, начиная от афродизиаков и зоофилии, и заканчивая всем, что между ними.

Это лишь одна книга в длинной череде арабской эротической литературы, написанной в большинстве своём религиозными учёными. Обращаясь к пророку Мухаммеду, мы замечаем богатую традицию ислама, где о сексе говорят откровенно – не только о проблемах, но и о наслаждении, не только для мужчин, но и для женщин. Много веков назад у нас были целые путеводители секса на арабском языке. Слова покрывали немыслимые особенности секса, позиции и предпочтения, язык тела, который был достаточно красноречив, чтобы сформировать тело женщины с этой картинки.


Сегодня эта история практически забыта в арабском регионе. Даже образованные люди, которые нормально относятся к разговорам о сексе, предпочитают делать это на иностранном языке, а не на родном. Нынешняя сексуальная картина похожа на европейскую или американскую, когда они были на грани сексуальной революции.


 


В то время как Запад открыто говорит о сексе, арабский мир, кажется, движется в совершенно противоположном направлении.

В Египте и соседских странах подобное решение лишь часть политической, общественной и культурной мысли. Это продукт сложного исторического процесса, который начался с подъёма мусульманского консерватизма, начиная с конца 1970-х. «Просто скажи нет», – вот что твердят консерваторы по всему миру на любой вызов, касающийся статус-кво секса. Арабский регион заклеймил эти попытки как заговор Запада, направленный на подрыв арабских и исламских ценностей. Но что действительно на кону, так это один из мощных инструментов контроля – секс, облачённый в религию.

История показывает нам, что ещё совсем недавно во времена наших отцов и дедов был расцвет великого прагматизма, толерантности и готовности рассмотреть любые варианты: будь то аборт, или мастурбация, или даже такая провокационная тема как гомосексуальность. Не всё только чёрное или белое, как заставляют нас думать консерваторы. Как и во многих других вопросах ислам предлагает, по крайней мере, 50 оттенков серого. (Смех)


Во время своих поездок я познакомилась с мужчинами и женщинами со всего арабского региона, которые изучали этот вопрос: сексологами, которые помогают супружеским парам найти счастье в их семейной жизни, новаторами, которые бьются за введение сексуального обучения в школе, а также с небольшими группами лесбиянок, геев, трансвеститов и транссексуалов, которые общаются со своими сверстниками с помощью онлайн-мероприятий и получают реальную поддержку. Женщины и всё чаще мужчины поднимают этот вопрос и борются против сексуального насилия на улицах и дома. Группы пытаются помочь работникам секс-индустрии защитить себя от ВИЧ и других «профессиональных» болезней, а также НПО помогают матерям-одиночкам, таким как Файза, найти место в обществе и, что немаловажно, заботиться о своих детях.


Это лишь малые усилия, часто они почти не финансируются и сталкиваются с серьёзным противостоянием. Я настроена оптимистично: в конце концов, времена изменятся, а цели будут достигнуты. Социальные изменения в арабском регионе происходят не благодаря радикальным столкновениям, избиению или обнажению груди, а, скорее, благодаря переговорам.

Мы говорим сейчас не про сексуальную революцию, а про сексуальную эволюцию,

На изображении может находиться: 1 человек, стоит и на улице

Задааем собственный путь, а не следуем чужому. Я надеюсь, что однажды этот путь приведёт нас к праву контролировать свои тела, получать необходимую нам информацию и жить полноценной и безопасной сексуальной жизнью. Нужно отвоевать право свободно выражать свои мысли, жениться на том партнёре, которого мы выбрали сами, быть сексуально активными или нет, решать хотим мы детей и когда или нет, – и всё это без насилия, принуждения или дискриминации.

И мы очень далеки от этого в арабском регионе, нам многое нужно изменить: законы, образование, СМИ, экономику, список можно продолжать бесконечно. Это работа как минимум для целого поколения.

Эта работа начнётся с выбора пути, который я проложила сама, задав сложные вопросы, наполненные мудростью в сексуальной жизни. Этот путь укрепил мою веру и понимание местной истории и культуры, показал мне возможности там, где я видела только запреты.

Учитывая беспорядки во многих странах арабского региона, разговоры о сексе, отрицание табу и поиск альтернатив звучат как некая роскошь. Но это критический момент в истории, и если мы не ухватимся за свободу и справедливость, достоинство и равенство, уединённость и независимость в личной жизни, в сексуальной жизни, нам будет крайне сложно достичь того же в общественной жизни. Политика и секс – наши партнёры, и это верно для всех нас вне зависимости от того, где мы живём и кого любим.

Шерин Эль-Феки:

В ПЕРЕВОДЕ Vera Kalbach и Olga Dmitrochenkova

TED.COM