Что понимать под медиацией?

Содержание материала

Диана КоэнМного проведено дискуссий в сообществе посредников-медиаторов по поводу обоснованности различных подходов к медиации. В последние годы эта дискуссия несколько притихла, но все еще просматривается «под водой». Однако по моему мнению, некоторые из различий заключаются не стиле медиации, а в предлагаемых услугах. Мнение Дайаны Коэн

 

Гибридная услуга

Некоторые посредники предлагают целый пакет услуг — т. е. гибридные услуги (hybrid services), возможно, не осознавая того сами. Гибридная услуга уже в силу своей природы, способ к которому прибегает медиатор, мнения по вопросу - это костяк медиации, он обеспечивает контекст для понимания обсуждаемых вопросов (задает рамки и точку зрения на конфликтную ситуацию), или оказывает воздействие конфликтующие стороны, стимулирующее их к урегулированию конфликта.
В примерах ниже я раскрою основы моей убежденности. Договаривающиеся стороны, которым оказывается гибридная услуга, в целом должны понимать, что баланс власти и сил может измениться за столом переговоров , и одна из сторон может ощущать давление, понуждающее её к соглашению выработанному другой стороны, если это совпадает с позицией посредника. Этот тип "посредничества" будет является чем то средним между медиацией -фасилитацией посредничества и арбитражом. Развивая мысль Дианы Коэе (Diane cohen), предлагаем фрагмент из нашего пособия по электронному курсу медиации. Итак, какие стили посредничества различают практики.

Медиатор-фасилитатор


Слово «фасилитатор» происходит от англ. «Facilitative mediator» (перевод). Усилия такого посредника направлены на помощь конфликтующим сторонам в поисках обоюдоприемлемого урегулирования ситуации. При этом выбор наилучшего варианта решения всецело остается под контролем самих сторон, фасилитатор лишь помогает им в выборе, в первую очередь, «увеличивая подлежащий разделу пирог» (2) (по возможности поясните, что здесь подразумевается). Если в процессе медиации сторонам потребуется правовая или финансовая помощь, они могут получить ее у других профильных специалистов.

 


Роль медиатора-фасилитатора наглядно показана на примере. Итак, нотариальная контора (отдельно стоящее двухэтажное здание) и склад автозапчастей располагались по соседству. Собственник склада внес «улучшения» в работу системы центрального отопления таким образом, что на складе температура поднялась и стала весьма комфортной, зато в нотариальной конторе похолодало до 16 градусов. Поначалу это не причиняло особых неудобств сотрудникам конторы, однако когда наступили сильные морозы, тут и проявился латентный (то есть скрытый) конфликт. Температура в системе центрального отопления упала ниже нуля, вода в трубах замерзла. За время новогодних каникул лед в отопительной системе конторы растаял, трубы лопнули и вода обильно залила пол, обои, дорогую мебель и часть оргтехники. Налицо убытки в виде реального ущерба. Кроме того, нотариусу пришлось закрыть часть помещений и сократить время приема посетителей. Поскольку других нотариусов поблизости не было, возникли длинные очереди. Посыпались жалобы от пожилых граждан, вынужденных часами ждать приема. Частный конфликт возымел социальные последствия.
Обратившись к медиатору, нотариус поставила условие: постараться разрешить конфликт без суда, поскольку она отчетливо представляла себе длительность и сложность судебных тяжб. В процессе нескольких сессий переговоров нотариуса и собственника склада при участии медиатора выяснилось, что здание нотариальной конторы получало тепло от трубопровода, проходящего по территории склада. Владелец склада шунтировал систему отопления, тем самым увеличив теплопоток для собственного здания. Нотариальная контора теперь запитывалась от теплоносителя, который уже отдал свое тепло складу (так называемая «обратка»). Все схемы, техпаспорта и проект были подписаны специалистами Ростехнадзора и энергоснабжающей организации.
Таким образом, роль медиатора заключалась лишь в настойчивом назначении встреч с владельцем склада, человеком интеллигентным, но немного взвинченным от постоянной рабочей суматохи. Решение конфликта было найдено в течение трех недель. Владелец склада взял на себя расходы на подрядные работы по приведению теплосети в состояние, предусмотренное проектом, а также направил своих сотрудников для поклейки новых обоев на первом этаже нотариальной конторы. Чтобы загладить вину за испорченную мебель и оргтехнику, владелец склада за свой счет отремонтировал автомобиль нотариуса — дорогую иномарку. Переговоры, которые начинались неохотно и натянуто, закончились уступками, извинениями и улыбками. Отношения стали не то чтобы дружескими, но по крайне мере добрососедскими, что обычно исключается после судебных тяжб.


Медиатор по бракоразводному процессу


Джей Фолберг (3) рассматривает конфликты между членами семьи по вопросам наследования бизнеса и недвижимости (поместья, тресты, предприятия) как наиболее сложные и дорогостоящие. Он считает, что когда братья и сестры спорят относительно имущества хозяйственного общества (товарищества), в действительности они разрешают извечные вопросы соперничества и доминирования. После того, как глава семейства утратил(а) контроль над бизнесом, наследники зачастую остаются в двусмысленном положении или, того хуже, — в противоречии с собственными представлениями о своей законной роли. При поверхностном взгляде споры представляются не такими острыми и ожесточенными, чем в действительности, менее противоречивыми; намерения друг друга кажутся ясными, ожидания — что непременно оправдаются, а перемены будут исключительно в лучшую сторону.

 

 


Для любого бизнеса свойственно смешение частной собственности с той, что вовлечена в дело. Именно поэтому корпоративное и антимонопольное законодательства требуют раскрытия информации об аффилированных лицах (5) и содержат ограничения на совершение сделок между такими лицами. Вместе с тем, ряд предприятий малого бизнеса являются, по сути, семейными.
Типичный пример: Андрей, владелец торговой компании, решил создать «свое дело» для жены Светланы — главным образом, чтобы чем-то занять ее после рождения второго ребенка, который к тому времени подрос и начал ходить в детский сад. Супруги открыли ресторан русской национальной кухни «Домашние обеды», учредив его в форме ООО с долями по 50%. Светлана стала директором. На старте нового бизнеса никто не считал, кто и сколько внес денег – все они были деньгами семьи и, в конечном счете, заработаны Андреем. Бывали случаи, когда Андрей «пробивал» выручку своего торгового предприятия через кассовый аппарат «Домашних обедов». Если возникала необходимость в оборотных средствах, деньги свободно перетекали из одного предприятия в другое.


Идиллия продолжалась до той поры, пока Светлана не развила свой бизнес, а главное – когда почувствовала ответственность за принимаемые ею решения. Например, она сумела провести конкурс и отыскать хороших барменов, официантов со знанием иностранного языка (гостями ресторана часто оказывались иностранные туристы, интересующиеся русской кухней). Светлана наработала важные деловые связи и заключила выгодные контракты на проведение корпоративных мероприятий под девизом «отдохни как дома».
Между супругами (а теперь партнерами) возникли разногласия: как вести бизнес, кто главнее и чей вклад более ценен. Даже издержки по ремонту в собственном доме и подарки родителям Светланы стали учитываться в стоимостном выражении – все это должно было финансироваться строго на паритетных началах. Андрей был разгневан «несправедливыми» требованиями тещи отремонтировать стиральную машину (им же ранее подаренную, доставленную и установленную). В представлении Андрея нарушение принципа «дареному коню в зубы не смотрят» являлось одним из тяжелейших грехов, а по мнению тещи сын (Андрея она любила и уважала как родного сына) должен заботиться о родителях!
Светлана стала меньше внимания уделять детям и ведению домашнего хозяйства, часто задерживалась на работе, а дома постоянно отвечала на телефонные звонки. «Вот и нашел занятие для жены», — с грустью думал Андрей.
В семье начались скандалы, сопровождающиеся оскорблениями, угрозами физической расправы и уголовного преследования. Андрей практически перестал общаться с женой, домой приходил заполночь. Все вопросы супруги решали по электронной почте. Заговорили о разводе.
Специалисты по бракоразводным процессам зачастую придерживаются убеждения, что «ключевые» фразы супругов типа «мои чувства к нему умерли» или «все это мы уже проходили» свидетельствуют о том, что фактически брачные отношения прекратились. Судьи полагают, что сам факт обращения к их услугам говорит о готовности пары к разводу. Брюс Дерман и Уэнди Грегсон считают, что на самом деле это далеко не так (6).
Заметим, что большинство разводящихся пар оказываются не готовыми к расторжению брака. Именно неготовность к разводу является наиболее важным фактором, сдерживающим преждевременное прекращение брака или начало состязательных судебных процедур в процессе развода. В жизни любого человека последствия развода могут сказываться долгие годы или всю оставшуюся жизнь.
Это важное решение требует гораздо большего внимания, чем ему обычно придают как супружеские пары, так и профессионалы. Как только супруги будут подготовлены к разводу, то сразу смогут начать процесс расторжения брака, находясь, образно говоря, в одной лодке. Это устранит большую часть эмоциональной и финансовой борьбы — одной из важнейших причин беспощадных состязательных процедур.
Причина, по которой многие люди даже не думают о том, готовы ли они к разводу, проста: им кажется, что чем раньше удастся выйти из травмирующей ситуации, тем лучше. Совершенно естественно стремление людей, находящихся в трудном браке, как можно быстрее добиться развода, чтобы двигаться дальше, жить собственной жизнью. Родственники и друзья часто поощряют это. К сожалению, в большинстве случаев происходит наоборот. Пары, поспешившие с решением о расторжении брака, не имели достаточно времени, чтобы разобраться в своих истинных чувствах, рассмотреть различные варианты преодоления кризиса в отношениях. В результате они оказываются в растерянности, столкнувшись с бурей эмоций, сложными правовыми вопросами и принятием не требующих отлагательства решений, кардинально меняющих их жизнь. Довольно часто экс-супруги достигают таких соглашений, которые потом не могут исполнить, и вместо улучшения ситуации обнаруживают, что «сторговали» один букет проблем на другой (обменяли шило на мыло). Поэтому неудивительно, что они приходят к запутанным и длительным судебным процедурам, а на столь желанный «быстрый» развод уходят годы.

Светлана и Андрей разводились в течение нескольких лет. Они ошибочно полагали, что смогут как деловые люди обо всем договориться сами. Но обнаружили, что дети, родители и бизнес создают непреодолимые трудности как в совместной жизни, так и в расставании. Им потребовалась помощь медиатора по бракоразводному процессу. Профессиональный посредник помог Светлане и Андрею освободиться от взаимных эмоциональных обвинений, урегулировать регламент общения с детьми и вопросы, связанные с их обучением, заключить нотариальное соглашение о разделе имущества (7). Вроде бы простые документы и соглашения, но они потребовали нескольких месяцев работы и многих сессий медиации.
Что касается судебной процедуры развода (8), то она прошла достаточно формально и в данной ситуации не представляла сложности. Однако на практике семейные споры сопряжены с огромными финансовыми затратами на судебный процесс — и это лишь одна скрытая сторона внутрисемейного иска (3). Но есть и другая, не менее важная. Судебные документы и само разбирательство являются открытыми. Публичность разрешения споров часто «цементирует» позиции сторон и компромисс достигается с трудом, поэтому одним из основных преимуществ медиации в таких спорах является конфиденциальность (сохранение семейных секретов вне поля досягаемости любопытной публики).


Медиатор — юридический консультант


В качестве посредников нередко выступают опытные юристы. Однако зачастую они «играют роль» медиатора без основательной подготовки, полагаясь на профессиональный опыт. Таким образом, их основной вклад в урегулирование конфликта заключается в оценке ситуации с правовых позиций и судебной практики. К сожалению, не всегда юристы могут доходчиво объяснить важность открытого обсуждения проблем и преимущества внесудебного урегулирования спора (1).
Итак, пример. Ольга делала в своей квартире ремонт. Этажом ниже проживала семья Алексея с маленьким ребенком. Наняв подрядчиков, Ольга выполнила перепланировку квартиры, а именно:
- ванная была переоборудована в гардеробную;
- кухня - в ванную;
- спальня - в кухню и столовую;
В ходе работ были демонтированы цементная стяжка на полу и гидроизоляция, что привело к деформации, трещинам и затоплению квартиры Алексея, а также сопровождалось шумом и строительной пылью в течение трех месяцев. В результате разрушения несущих конструкций дома, стен и стяжки квартире Алексея был нанесен вред (ст. 1064 ГК РФ).
Также Ольга заменила радиаторы в своей квартире: вместо предусмотренных проектом трех чугунных секций мощностью 0,165 кВт установила семь алюминиевых иностранного производства мощностью 0,2 кВт, чем превысила проектную мощность почти втрое. В результате выведения тепловой системы дома из штатной работы температура в радиаторах центрального отопления понизилась на пять градусов, и семья Алексея была вынуждена дополнительно использовать электрообогреватели.
Кроме того, Ольга демонтировала все оконные блоки (при температуре -20С). В результате нарушения строительной технологии и разрушения тепло- и гидроизоляции в течение двух дней температура в квартире Алексея упала ниже нормативной (до +10С), в комнатах возникли сквозняки.
Алексей, сам по профессии строитель, обратился к юристу, который выступил в роли медиатора в этом конфликте. Первоначальные попытки посредника договориться с Ольгой о прекращении работ оказались безрезультатными ввиду ее отказа от любых переговоров, а подрядчики «не были уполномочены» обсуждать с кем-либо такие вопросы.
Тогда, действуя как юрист, посредник обратился в товарищество собственников жилья и прокуратуру, поскольку в ходе ремонта квартиры Ольги были разрушены несущие конструкции дома, стены, цементная стяжка. Такие действия Закон квалифицирует как самоуправные, создающие общественную опасность и нарушающие базовые права не только соседей Ольги снизу, но и других жильцов многоквартирного дома. Участие в деле прокурора с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан допускается согласно ст. 41 ГПК РФ «если гражданин по состоянию . . . возраста . . . и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. И во всех случаях, когда речь идет о защите нарушенных социальных прав, свобод и законных интересов в сфере . . . защиты семьи, материнства, отцовства и детства;. . . права на жилище в . . . охраны здоровья, . . . обеспечения права на благоприятную окружающую среду».
В соответствии со ст. 25 ЖК РФ «Переустройство жилого помещения представляет собой установку, замену или перенос инженерных сетей, санитарно-технического, электрического или другого оборудования, требующие внесения изменения в технический паспорт жилого помещения». Поскольку функциональное назначение помещений квартиры и инженерные сети (тепло, электроэнергия) ответчиком были изменены, то согласно ст. 26 ЖК РФ он должен был предварительно получить от уполномоченного органа (Ростехнадзора) решение на основании подготовленного и оформленного в установленном порядке проекта переустройства и (или) перепланировки квартиры. Завершение переустройства и (или) перепланировки должно было подтверждаться актом приемочной комиссии (ст. 28 ЖК РФ). Ольга произвела переустройство (перепланировку) без установленного законом проекта, вопреки ст. 27 ЖК РФ. В результате она причинила квартире Алексея ущерб, подлежащий возмещению (ст. 15 ГК РФ).
Получив на руки представление прокурора и запрос от председателя ТСЖ, Ольга была вынуждена начать переговоры с Алексеем. Теперь, действуя как медиатор, посредник предложил сторонам найти вариант урегулирования проблемы.
Алексей представил заключение об оценке восстановительного ремонта его квартиры (заделка сквозных трещин в стенах и потолке, устранение следов подтеков). В ходе нескольких сессий медиации стороны обсудили размер и способы компенсации вреда за шумовое загрязнение и пыль.
Помимо денежной компенсации Ольга предложила путевку в санаторий жене и ребенку Алексея для лечения бронхиальной астмы и восстановления здоровья малыша. «Благотворительность?» — иронически заметит читатель. Нет, прагматичный расчет Ольги, проинформированной о возможном размере денежной компенсации по судебному решению в пользу Алексея и каждого из членов его семьи. Заключение мирового соглашения на условиях, предложенных Алексеем, оказалось выгоднее, чем разорительный судебный иск.

 


Медиатор — финансовый консультант

В этой роли услуги медиатора также весьма востребованы. Например, знание финансовой математики и правил расчета денежных потоков (Cash Flow) помогут подсчитать справедливую цену выкупа здания арендатором у арендодателя. Наглядная таблица аннуитетных платежей на протяжении трех лет с разбивкой на арендную плату и выкупную стоимость недвижимости позволили сторонам сделки (покупателю — арендатору и продавцу — арендодателю) вычислить чистую приведенную стоимость недвижимости и сравнить используемую в расчетах ставку дисконтирования денежных потоков с рыночными ставками банковского кредита в аналогичных проектах. Все это помогло сторонам вести переговоры, опираясь на объективные критерии, и предоставило ключевую информацию для принятия управленческого решения, что укрепило доверие сторон и стимулировало их к заключению сделки.
Другой пример работы медиатора в качестве финансового консультанта связан также с урегулированием конфликта при разводе. Итак, суть проблемы. Вероника три года скрывала место проживания (свое и пятилетней дочери) от бывшего мужа Дмитрия. При этом она не требовала уплаты алиментов в порядке приказного производства (гл. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ). Эмоциональная подавленность и чувство вины перед дочерью мешали Дмитрию принять определенное решение: отстаивать право на встречи с дочерью через суд или во избежании травм психики ребенка (девочке было 5 лет) воздержаться от всяких контактов с новой семьей, поскольку Вероника уже вступила в новый брак и категорически препятствовала любым контактам отца с дочерью. (Проблема может представляться надуманной тем читателям, которые не имеют преставления об отцовской привязанности к детям. Но давайте хотя бы с научных позиций сделаем такое допущение.)
Наконец, обратившись к посреднику, Дмитрий решился на подачу иска против Вероники о регламенте общения с ребенком по адресу последнего места проживания их семьи. Вероника явилась в суд и по прежнему категорически отказывала во встречах Дмитрия с дочерью, мотивируя тем, что у ребенка теперь новый отец . Более того, она подала иск о лишении Дмитрия родительских прав по причине… неуплаты алиментов.
Дмитрий негодовал по поводу изложения Вероникой «версий» конфликта в суде, при этом всю задолженность по алиментам он сразу погасить не мог, а перспектива лишиться родительских прав его особенно удручала. Решить проблему помог медиатор. Он предложил найти надежную страховую компанию и оформить договор личного страхования на 15 лет на сумму подлежащих уплате алиментов за счет Дмитрия, но в пользу дочери, назначенной выгодоприбретателем (ст. 934 ГК РФ). Еще раз поясним: внося всего $40 в месяц, с учетом 3% годовых гарантированной доходности, на протяжении 15 лет Дмитрий мог накопить по договору личного страхования: $40 * 12 мес. * 15 лет = $7200, а учетом 30% годовых за 10 лет или 45% за 15 лет страховая сумма составила $10440, что в разы превышало сумму задолженности Дмитрия по алиментам.
Непосредственно в суде Дмитрий передал полис Веронике. Тем не менее, суд все равно лишил его родительских прав. Одновременно Вероника взыскала алименты и стала преследовать Дмитрия угловой статьей - Злостное уклонение родителя от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей (ст. 157 УК РФ. Однако страховой полис, удочерение ребенка отчимом и ст. 120 СК РФ защитили Дмитрия.
Хотя добиться встреч с ребенком не удалось, неожиданно для себя Дмитрий пришел к выводу, что в интересах дочери ему лучше не встречаться с ней до достижения совершеннолетия: у девочки появилась полная семья, а с «новым папой» Дмитрий не сумел выстроить отношения. Ему же, как отцу, прежде всего необходимо думать об интересах ребенка, а не винить кого-либо в сложившихся обстоятельствах. Это помогло каждой из сторон конфликта построить свою жизнь самостоятельно.
В данной ситуации страховой полис стал символическим даром, который помог Дмитрию избавиться от чувства вины. Даже в условиях сравнительно небольших доходов он смог исполнить свои обязательства перед дочерью.

Медиатор — организационный эксперт


И медиация в социально-трудовых отношениях. Давно подсчитано, что конфликты на рабочем месте обходятся социуму очень дорого, являются причиной увольнений, депрессий и даже личных трагедий. Моббинг, авралы, систематические сверхурочные, увы, становятся частью деловой культуры многих компаний.
Моббинг (mobbing) означает поведение коллег, руководства или подчиненных, когда они периодически, на протяжении недель, месяцев и даже лет осуществляют в отношении какого-либо работника целенаправленное преследование, а также нападки, ущемляющие чувство собственного достоинства, подрывающие репутацию и профессиональную компетентность. Человек прямо или косвенно подвергается эмоциональному насилию, его унижают, предъявляют несправедливые обвинения. Результатом всегда являются психологическая травма и увольнение (9). Психолог и ученый-медик, доктор Ханц Лейман (Dr. Heinz Leymann 1932—1999) впервые провел исследование такого явления на рабочих местах в Швеции в начале 1980-х (10). Он назвал такое поведение буллингом (bullinng) и применял его преимущественно в отношении школьных конфликтов. Иногда моббинг принято называть групповой формой буллинга — психологического террора, включающего «систематически повторяющееся враждебное и неэтичное отношение одного или нескольких людей, направленное против другого человека, в основном одного» [См. Публикацию о Ханце Лемане в Википедии) 
У автора складывается убежденность, что конфликты на рабочем месте будут продолжаться всегда, что открывает широкий простор для медиаторов — организационных экспертов.
Пример из практики. Оксана, руководитель и учредитель компании интернет-провайдера домовых сетей, приняла на работу перспективного исполнительного директора Игоря, выдержавшего конкурс из двух десятков кандидатур и сразившего Оксану эрудицией и умением составлять наглядные объяснительные схемы. Оксана заключила с Игорем срочный трудовой договор на период нового амбициозного проекта расширения бизнеса. Через шесть месяцев она продлила договор еще на год, но вскоре, как раз за пару месяцев до новогодних праздников, она поняла, что Игорь не устраивает ее как специалист и коллега, его новации так и остались на бумаге, авторитет у сотрудников он не приобрел, с подчиненными обращался грубо. Даже в разговоре с Оксаной он бесцеремонно мог ее перебить.
Оксана обратилась к медиатору — организационному консультанту с вопросом, может ли она уволить своего исполнительного директора без предупреждения? Оксана опасалась, что Игорь подаст иск в суд о восстановлении на работе, а также может несанкционированно использовать клиентские базы данных.

 

 


Медиатор — организационный консультант сообщил Оксане, что работник (исполнительный директор в данном случае — это не руководитель организации. Его должность не прописана в уставе в числе единоличных органов управления), с которым заключен срочный трудовой договор, не может настаивать на продолжении работы в том случае, когда работодатель решил прекратить с ним трудовые отношения по истечении срока договора. Истечение срока трудового договора не может само по себе прекратить действие этого договора, поэтому стороны обязаны оформить факт прекращения трудовых отношений.
Медиатор пояснил, что заключение срочного договора далеко не всегда правомерно (особенно, как в случае Оксаны — дважды подряд!), однако если даже с работником не должны были установить срочные трудовые отношения, истечение срока является достойным основанием для увольнения. Дело в том, что признать срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок может только суд (ст. 59 ТК РФ). Если ни одна из сторон с таким иском не обращалась, этот вопрос в деле о законности увольнения не рассматривается. Предупредить о расторжении срочного трудового договора можно за три дня.
В рассматриваемом случае срочный трудовой договор с Игорем истекал 31 декабря. Оксане пришлось запастись терпением на два месяца. Все негодование она высказывала в адрес медиатора, рекомендовавшего ей воздержаться от любой критики работы Игоря.
28 декабря Оксана произвела полный расчет с Игорем и пожелала ему успехов на новом поприще. Она также выдала ему рекомендательное письмо для трудоустройства. Конфликт был прекращен.


 

(Покупка «с сюрпризом»)
Данный специалист осуществляет независимую оценку на ранних стадиях (такую оценку рассмотрения дела дает опытный юрист на основе краткого изложения дела сторонами). Процедура заключается в обращении сторон к третьему лицу — как правило, авторитетному специалисту в соответствующей области права, который исследует факты спора, дает заключение, не имеющее обязательной силы, по поводу обоснованности позиций сторон и их шансов на успех в случае судебного разбирательства, помогает сторонам получить более реалистичные представления о своих позициях (11). Если спор при этом не урегулируется, оценка не играет доказательственной роли, а данное третье лицо помогает подготовить дело для ускоренного рассмотрения в суде.
Часто в этой роли выступают эксперты Торгово-промышленной палаты РФ и ее территориальных подразделений.
Следующий практический пример больше похож на анекдот. Гражданин приобрел в магазине испанский спальный гарнитур из натурального дерева. Спустя пару месяцев спинки кроватей покрылись словно оспинами, полировка начала крошиться, а цвет дерева стал напоминать подгорелый бисквит. Гражданин обратился с претензией в магазин и получил безапелляционной ответ: на момент продажи гарнитур таких недостатков не имел, так что чище жить надо, господа! Разгневанный покупатель обратился к медиатору, который помог провести экспертизу.
В итоге из спинки кровати был извлечен жук-короед, которого затем отправили известному энтомологу с просьбой определить ареал обитания данного насекомого. Энтомолог сообщил, что личинка короеда обитает в Западной Европе. Следовательно, в Россию она могла попасть из-за неправильной отбраковки леса на стадии заготовки сырья для производства спинок кроватей. Это значит, что недостатки товара возникли до момента заключения договора купли-продажи (п. 6. ст. 18 ФЗ «О защите прав потребителей»). Претензии по таким недостаткам, бесспорно, принимаются продавцом. В результате магазин был вынужден заменить кровать, на этот раз без недостатков по качеству.
Разновидностью независимой оценки является рассмотрение спора опытным профессиональным юристом (обычно бывшим судьей). Данная процедура предполагает привлечение ушедшего в отставку судьи, опытного юриста или иного арбитра, призванного изложить сторонам мнение по существу спора, не имеющее обязательной силы.
Независимое экспертное заключение — это оценка третьим лицом технического, финансового или иного специального вопроса, имеющего важное, если не решающее, значение для урегулирования спора. На основании этого заключения стороны основывают свое соглашение. Они могут договориться о том, что заключение технического консультанта будет для них обязательным.
В любой из этих процедур мнение третьей стороны необязательно для исполнения сторонами и не является доказательством в суде. Оно лишь учитывается ими в дальнейших переговорах по урегулированию спора.