Что понимать под медиацией?

Содержание материала

Медиатор — финансовый консультант

В этой роли услуги медиатора также весьма востребованы. Например, знание финансовой математики и правил расчета денежных потоков (Cash Flow) помогут подсчитать справедливую цену выкупа здания арендатором у арендодателя. Наглядная таблица аннуитетных платежей на протяжении трех лет с разбивкой на арендную плату и выкупную стоимость недвижимости позволили сторонам сделки (покупателю — арендатору и продавцу — арендодателю) вычислить чистую приведенную стоимость недвижимости и сравнить используемую в расчетах ставку дисконтирования денежных потоков с рыночными ставками банковского кредита в аналогичных проектах. Все это помогло сторонам вести переговоры, опираясь на объективные критерии, и предоставило ключевую информацию для принятия управленческого решения, что укрепило доверие сторон и стимулировало их к заключению сделки.
Другой пример работы медиатора в качестве финансового консультанта связан также с урегулированием конфликта при разводе. Итак, суть проблемы. Вероника три года скрывала место проживания (свое и пятилетней дочери) от бывшего мужа Дмитрия. При этом она не требовала уплаты алиментов в порядке приказного производства (гл. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ). Эмоциональная подавленность и чувство вины перед дочерью мешали Дмитрию принять определенное решение: отстаивать право на встречи с дочерью через суд или во избежании травм психики ребенка (девочке было 5 лет) воздержаться от всяких контактов с новой семьей, поскольку Вероника уже вступила в новый брак и категорически препятствовала любым контактам отца с дочерью. (Проблема может представляться надуманной тем читателям, которые не имеют преставления об отцовской привязанности к детям. Но давайте хотя бы с научных позиций сделаем такое допущение.)
Наконец, обратившись к посреднику, Дмитрий решился на подачу иска против Вероники о регламенте общения с ребенком по адресу последнего места проживания их семьи. Вероника явилась в суд и по прежнему категорически отказывала во встречах Дмитрия с дочерью, мотивируя тем, что у ребенка теперь новый отец . Более того, она подала иск о лишении Дмитрия родительских прав по причине… неуплаты алиментов.
Дмитрий негодовал по поводу изложения Вероникой «версий» конфликта в суде, при этом всю задолженность по алиментам он сразу погасить не мог, а перспектива лишиться родительских прав его особенно удручала. Решить проблему помог медиатор. Он предложил найти надежную страховую компанию и оформить договор личного страхования на 15 лет на сумму подлежащих уплате алиментов за счет Дмитрия, но в пользу дочери, назначенной выгодоприбретателем (ст. 934 ГК РФ). Еще раз поясним: внося всего $40 в месяц, с учетом 3% годовых гарантированной доходности, на протяжении 15 лет Дмитрий мог накопить по договору личного страхования: $40 * 12 мес. * 15 лет = $7200, а учетом 30% годовых за 10 лет или 45% за 15 лет страховая сумма составила $10440, что в разы превышало сумму задолженности Дмитрия по алиментам.
Непосредственно в суде Дмитрий передал полис Веронике. Тем не менее, суд все равно лишил его родительских прав. Одновременно Вероника взыскала алименты и стала преследовать Дмитрия угловой статьей - Злостное уклонение родителя от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей (ст. 157 УК РФ. Однако страховой полис, удочерение ребенка отчимом и ст. 120 СК РФ защитили Дмитрия.
Хотя добиться встреч с ребенком не удалось, неожиданно для себя Дмитрий пришел к выводу, что в интересах дочери ему лучше не встречаться с ней до достижения совершеннолетия: у девочки появилась полная семья, а с «новым папой» Дмитрий не сумел выстроить отношения. Ему же, как отцу, прежде всего необходимо думать об интересах ребенка, а не винить кого-либо в сложившихся обстоятельствах. Это помогло каждой из сторон конфликта построить свою жизнь самостоятельно.
В данной ситуации страховой полис стал символическим даром, который помог Дмитрию избавиться от чувства вины. Даже в условиях сравнительно небольших доходов он смог исполнить свои обязательства перед дочерью.

Медиатор — организационный эксперт


И медиация в социально-трудовых отношениях. Давно подсчитано, что конфликты на рабочем месте обходятся социуму очень дорого, являются причиной увольнений, депрессий и даже личных трагедий. Моббинг, авралы, систематические сверхурочные, увы, становятся частью деловой культуры многих компаний.
Моббинг (mobbing) означает поведение коллег, руководства или подчиненных, когда они периодически, на протяжении недель, месяцев и даже лет осуществляют в отношении какого-либо работника целенаправленное преследование, а также нападки, ущемляющие чувство собственного достоинства, подрывающие репутацию и профессиональную компетентность. Человек прямо или косвенно подвергается эмоциональному насилию, его унижают, предъявляют несправедливые обвинения. Результатом всегда являются психологическая травма и увольнение (9). Психолог и ученый-медик, доктор Ханц Лейман (Dr. Heinz Leymann 1932—1999) впервые провел исследование такого явления на рабочих местах в Швеции в начале 1980-х (10). Он назвал такое поведение буллингом (bullinng) и применял его преимущественно в отношении школьных конфликтов. Иногда моббинг принято называть групповой формой буллинга — психологического террора, включающего «систематически повторяющееся враждебное и неэтичное отношение одного или нескольких людей, направленное против другого человека, в основном одного» [См. Публикацию о Ханце Лемане в Википедии) 
У автора складывается убежденность, что конфликты на рабочем месте будут продолжаться всегда, что открывает широкий простор для медиаторов — организационных экспертов.
Пример из практики. Оксана, руководитель и учредитель компании интернет-провайдера домовых сетей, приняла на работу перспективного исполнительного директора Игоря, выдержавшего конкурс из двух десятков кандидатур и сразившего Оксану эрудицией и умением составлять наглядные объяснительные схемы. Оксана заключила с Игорем срочный трудовой договор на период нового амбициозного проекта расширения бизнеса. Через шесть месяцев она продлила договор еще на год, но вскоре, как раз за пару месяцев до новогодних праздников, она поняла, что Игорь не устраивает ее как специалист и коллега, его новации так и остались на бумаге, авторитет у сотрудников он не приобрел, с подчиненными обращался грубо. Даже в разговоре с Оксаной он бесцеремонно мог ее перебить.
Оксана обратилась к медиатору — организационному консультанту с вопросом, может ли она уволить своего исполнительного директора без предупреждения? Оксана опасалась, что Игорь подаст иск в суд о восстановлении на работе, а также может несанкционированно использовать клиентские базы данных.

 

 


Медиатор — организационный консультант сообщил Оксане, что работник (исполнительный директор в данном случае — это не руководитель организации. Его должность не прописана в уставе в числе единоличных органов управления), с которым заключен срочный трудовой договор, не может настаивать на продолжении работы в том случае, когда работодатель решил прекратить с ним трудовые отношения по истечении срока договора. Истечение срока трудового договора не может само по себе прекратить действие этого договора, поэтому стороны обязаны оформить факт прекращения трудовых отношений.
Медиатор пояснил, что заключение срочного договора далеко не всегда правомерно (особенно, как в случае Оксаны — дважды подряд!), однако если даже с работником не должны были установить срочные трудовые отношения, истечение срока является достойным основанием для увольнения. Дело в том, что признать срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок может только суд (ст. 59 ТК РФ). Если ни одна из сторон с таким иском не обращалась, этот вопрос в деле о законности увольнения не рассматривается. Предупредить о расторжении срочного трудового договора можно за три дня.
В рассматриваемом случае срочный трудовой договор с Игорем истекал 31 декабря. Оксане пришлось запастись терпением на два месяца. Все негодование она высказывала в адрес медиатора, рекомендовавшего ей воздержаться от любой критики работы Игоря.
28 декабря Оксана произвела полный расчет с Игорем и пожелала ему успехов на новом поприще. Она также выдала ему рекомендательное письмо для трудоустройства. Конфликт был прекращен.