Религиозные конфликты

Религиозные конфликты в ВУЗе

Содержание материала

 

Занятие в МИФИИз-за новых веяний МИФИ покидают ученые. Физик Антон Буслов в своем блоге подробно рассказал, об уходе из МИФИ "в знак протеста против процесса открытия в структуре НИЯУ "МИФИ" религиозных подразделений". Он считает, что его родной вуз "пал жертвой политики". В Интернете начался сбор подписей за закрытие в МИФИ кафедры теологии и прекращение финансирования религиозной деятельности из средств образовательных учреждений.

За эту инициативу проголосовали более 1 тыс. человек.

Религия и образование

Ранее аналогичное обращение, размещенное в научной газете "Троицкий вариант", подписал 91 академик и член-корреспондент РАН. "Появление в государственном вузе кафедры теологии под руководством православного священника находится в прямом противоречии с Конституцией России (ст.14) и со здравым смыслом", - отмечается в документе.

 

Авторы письма подчеркивают, что в других странах аналогичные кафедры существуют или в частных университетах или являются данью традиции, "поскольку средневековые университеты изначально были созданы для подготовки служителей культа". Появление такой структуры в современном политехническом вузе нелепо и противоречит мировой практике.

"Ядерная безопасность не может быть обеспечена с помощью теологии. Ядерные технологии требуют не веры, а сугубо научного подхода, воспитание которого есть важнейшая задача высшей школы", - считают ученые. Необходимые гуманитарные знания, по их мнению, студенты успешно получают в рамках курсов философии и социологии.

Ученые отмечают, что открытие кафедры теологии в Национальном исследовательском ядерном университете "МИФИ" - знаковое событие, отражающее общую тенденцию клерикализации общества.

О клерикализации МИФИ

стали говорить в связи с именем ректора Михаила Стриханова. Среди его инициатив было открытие в вузе храма, где проходят молебны на начало сессии, замена памятника-символа МИФИ "Путник" поклонным крестом и встречи студентов со священнослужителями.

В октябре 2012г. с целью "сотрудничества православного богословия и современной науки" в МИФИ была открыта кафедра теологии. Руководит ею глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата, митрополит Волоколамский Иларион. Священник заявил, что физикам-ядерщикам, как и всем образованным людям, необходимо иметь представление "о религиозной традиции, христианской мысли и культуре".

Между тем из-за новых веяний вуз покидают ученые. Физик Антон Буслов в своем блоге подробно рассказал, об уходе из МИФИ "в знак протеста против процесса открытия в структуре НИЯУ "МИФИ" религиозных подразделений". Он считает, что его родной вуз "пал жертвой политики".

Религия или политика?

А.Буслов подготовил заявление в прокуратуру с просьбой выяснить, "на какие средства установлен религиозный символ, в какой мере законно то, что его устанавливал университет силами своих сотрудников в рабочее время, насколько законно отменять занятия и принуждать студентов идти на встречу с патриархом, выделять помещения государственного вуза под создание храма".

После этого ректор потребовал увольнения сотрудников, подписавших этот документ, а поддержавшим антиклерикальные инициативы студентам угрожали "веселой сессией". "Науке и религии трудно жить под одной крышей, если их туда поместил не естественный исторический процесс, а желание ректора заработать политические очки", - резюмировал уволившийся физик.

Источник - РБК

 


Теология врастает в светское образование

Обращение Отделения физических наук РАН к научному сообществу по поводу открытия кафедры теологии в Национальном исследовательском ядерном университете “МИФИ” (см. “Поиск” №49, 2012) на момент выхода этого номера собрало 79 подписей. Напомним: авторы обращения взывают к Конституции России и здравому смыслу, а также ссылаются на мировую практику, которой противоречит появление такой структуры в светском вузе. Однако для оппонентов опровергнуть этот аргумент оказалось достаточно просто. “В нашем обществе до сих пор существует громадный дефицит адекватного знания о религии и Церкви, не говоря уж о мировой практике присутствия теологии в университете, ­ подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на совещании “Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества”. ­ Во­-первых, теологические факультеты в таких университетах, как Оксфорд, Кембридж, Гейдельберг, Тюбинген, никак нельзя рассматривать как “дань многовековой традиции”. За такую дань западные люди деньги платить не будут. Эти факультеты составляют неотъемлемую часть образовательного процесса, не только готовя профессиональных теологов, но и обеспечивая компетентное преподавание религиозных дисциплин для слушателей других факультетов. Во-вторых, факультеты теологии сегодня есть в университетах США, Греции, Сербии, Румынии, Болгарии и многих других стран, где в Средние века вообще не было университетов. Означает ли это, что в указанных государствах нарушается принцип светскости?.. Нам необходимо достичь общественного консенсуса в понимании светскости”


Нужна ли теология в современном ВУЗе,.

Для нас (и в первую очередь для людей, получивших образование и воспитание в СССР) самое сложное, пожалуй, ­ разобраться в фактах и составить непредвзятое мнение о том, нужна ли теология в современном высшем учебном заведении, возможно ли взаимодействие богословских и светских наук, богословского и светского образования?

Сначала немного истории. Ее напомнил президент РСР, ректор МГУ Виктор Садовничий, выступая на том же патриаршем совещании. Первый стандарт по теологии в новой России (бакалавриат) был принят в 1993 году. Стандарт второго поколения, 2001 года, предусматривал помимо бакалавриата также магистратуру. С 2011 года по теологии действует стандарт третьего поколения.

Когда в 2000 году специальность “Теология” включили в государственный классификатор направлений и специальностей, приказом по МГУ было образовано соответствующее учебно-­методическое объединение. На базе исторического факультета МГУ и Православного Свято­-Тихоновского гуманитарного университета при УМО по классическому университетскому образованию создан Совет по теологии (его председатель ­ декан исторического факультета МГУ академик РАН Сергей Карпов). В функции совета входит экспертиза готовности вузов к реализации программ подготовки теологов, подготовка программ теологических дисциплин к лицензированию, определение перечня учебной литературы, грифование учебников и учебных пособий, совершенствование и развитие содержания основных и дополнительных программ подготовки и переподготовки теологов.


Профессионалы в этой области нужны государству.

В России сегодня православная теология преподается в 34 городах всех федеральных округов. Лицензию на подготовку теологов имеют 37 государственных университетов (классических, педагогических, лингвистических, инженерных) и 10 негосударственных вузов. Есть и исламские факультеты теологии, есть и примеры сосуществования нескольких конфессиональных профилей в рамках одной структуры. Так, например, православие и ислам представлены на кафедре теологии Уральского государственного горного университета. Подготовку по двум профилям теологического образования ведет Пятигорский государственный лингвистический университет. В Институте государственно ­конфессиональных отношений ПГЛУ, преобразованном из отделения теологии, в частности, проходят повышение квалификации и переподготовку государственные и муниципальные служащие, религиозные деятели, представители правоохранительных органов, преподаватели вузов и школ, углубляя свои знания религиозных культур и специфики межконфессионального взаимодействия. Это говорит о том, что профессионалы в этой области нужны государству.

 


 

Проблема: радикализированая религиозность

Чтобы правильно оценить роль теологии в современном университете, считает Сергей Карпов, нужно понимать общий контекст. “К большому сожалению, сейчас в нашем мире, в нашем обществе крайне недооценено гуманитарное знание вообще”, ­ заметил он (и эти слова вызвали дружные аплодисменты зала). Доказательство ­ среди получателей “самых высоких” грантов и премий почти нет гуманитариев. “Значит ли это, что наша гуманитарная наука находится в таком плохом состоянии, что ее не надо поддерживать? Нет, это значит, что наша оценка процессов, происходящих в гуманитарном пространстве, не адекватна. И на этом фоне теология приобретает огромное историческое значение, ­ заявил академик. ­ Искаженная и радикализированая религиозность представляет большую опасность для страны. Преподавать основы религиозных культур должны люди образованные”.

Среди выпускников МИФИ уже более 20 священников

Что же касается открытия кафедры теологии в МИФИ, то в этом нет “никакой экзотики”, заметил ректор вуза Михаил Стриханов. Совет ветеранов обратился к администрации университета с предложением о создании такой кафедры, потом было единогласное решение Ученого совета. Ректор рассказал, что многие сотрудники МИФИ крестились даже в 1970­1980­е годы под риском быть привлеченными к ответственности. Среди выпускников МИФИ уже более 20 священников, в том числе православный епископ. В одном из подразделений университета ­ Саровском физико­-техническом институте ­ кафедра теологии существует уже 10 лет. Всего в составе университета 20 региональных подразделений, 10 из них расположены в закрытых городах; кроме того, есть 14 опорных университетов корпорации “Росатом”, это крупнейшие технические вузы страны. Михаил Стриханов выразил надежду на то, что кафедры теологии откроются и там. Конечно, нельзя сказать, что в МИФИ, как и вне его, нет противников такого подхода. Одна из причин этого, считает ректор, заключается в неглубоком знании истории и культуры, особенно российской. “Это незнание иногда доходит до невежества и примитивной логики времен советского атеизма и черно­-белого восприятия мира”, ­ посетовал М.Стриханов.

Митрополит Волоколамский Иларион, заведующий кафедрой теологии МИФИ, продолжил тему, высказав мнение, что высшая школа ­ одна из важнейших площадок для встречи богословия и других наук, для их взаимодействия и взаимообогащения. “Казалось бы, что общего между ядерной физикой и богословием? Но точки соприкосновения есть, они касаются тех вечных вопросов, на которые наука лишь ищет ответы. Это вопросы и о происхождении мира, и о его конце, и о смысле человеческого существования”, ­ отметил митрополит. Под теологией в вузах, разъяснил он, понимается целый комплекс учебных и научных дисциплин, по всем параметрам соответствующих академическим стандартам, но при этом не являющихся обязательными для студентов. В университете должен соблюдаться принцип свободного доступа к любому знанию, в том числе и религиозному.

Может ли в обычном вузе религиозно­ теологическая тематика войти в структуру светских гуманитарных дисциплин, в первую очередь религиоведения? Митрополит задал этот вопрос ­ и сам на него ответил: “У светской науки есть свой голос, и мы ни в коем случае не стремимся, чтобы этот голос умолк. Он важен и для самого богословия, которое прислушивается к нему. Но в научно­ образовательной сфере должен быть слышен и голос самого богословия”.

Тема взаимодействия богословской и светской науки поднималась также на Международной научно-­практической конференции “Сотрудничество вузов государств­ участников СНГ в области духовного образования: актуальные проблемы и перспективные направления”, прошедшей недавно в Московском государственном лингвистическом университете (МГЛУ). Протоиерей Александр Шимбалев, руководитель отдела образования и катехизации Минской епархии Белорусской православной церкви как никто другой может судить о возможности такого взаимодействия: с 1996 года он читает курс астрономии в Минском государственном педагогическом университете, а с 1998 года служит священником в кафедральном соборе.

 


Единственная точка зрения на то, что считать научным.

Рассуждая на тему, является ли теология наукой, А.Шимбалев обозначил проблему: в современном обществе преобладает одна­ единственная точка зрения на то, что считать научным. А ведь научные парадигмы то и дело меняются. У ученых, скажем, XVII и XXI веков взгляды на строение мира, вещества, даже человеческого тела кардинально различны. В стремлении познать истину наука не должна быть зашорена. При этом понятно, что у естественных и гуманитарных наук свои методы, свои подходы к познанию и осмыслению мира.

Протоиерей­-астроном также подчеркнул, что люди, несмотря ни на что, ищут Бога. И если “загонять в гетто” их религиозные представления, если не развивать духовное образование на университетском базисе, то обязательно появятся полуграмотные гуру, которые будут проповедовать и увлекать людей в секты, в оккультизм. Советская власть, навязав обществу атеизм, заменила веру в Творца языческим культом вождя, мифологизируя сознание людей. Основная же цель образования, и религиозного в том числе, ­ избавление сознания от мифов, подчеркнул А.Шимбалев.

Пример того, как опасен духовный вакуум для молодежи, приводил и М.Стриханов на патриаршем совещании, напомнив, как в 90-­х годах прошлого века несколько тысяч студентов МИФИ оказались вовлеченными в японскую секту Аум Синрикё.

Наверное, сегодня уже можно говорить о том, что между светскими и духовными образовательными учреждениями начался некий взаимообмен знаниями. Правда, резонанс в обществе вызывает исключительно одна сторона этого процесса ­ открытие кафедр теологии в светских вузах. Но ведь есть и другая. Например, МИФИ в этом году организовал цикл лекций по физике, космофизике, биологии для преподавателей духовных школ. И читали их, по словам ректора, академики. В учебный план Московской духовной академии с прошлого года включен предмет “Концепции современного естествознания”. С 2009 года здесь ведет спецкурс профессор кафедры биофизики МГУ, заведующий лабораторией молекулярной генетики внутриклеточного транспорта Института биологии гена РАН Александр Соболев. Спецкурс называется “Новое в молекулярной биомедицине: научный и богословский дискурс”. Каждый год собирают верующих и неверующих конференции “Наука, философия, религия” в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне. Тема последней конференции ­ “Проблемы экологии ­ кризис ценностей современной техногенной цивилизации”. Преподаватель Московской православной духовной академии (МДА) Олег Мумриков приводил и другие примеры взаимодействия богословия и светской науки. Интересно, что в МДА на кафедре богословия развивается практика дипломных работ под двойным руководством ­ ученого­ богослова и ученого естественника. И некоторые из этих работ уже успешно прошли защиту с привлечением внешних оппонентов. Темы, например, такие: “Космологические опорные принципы и их богословское осмысление”, “Происхождение человека: библейское святоотеческое учение и современные антропологические исследования”, “Осмысление феномена жизни: диалог богословия и науки, история и современность”.

Думается, что процессы взаимодействия светского и духовного образования также нуждаются в нашем более глубоком осмыслении. И не делая окончательных выводов, все же трудно не согласиться со словами, услышанными на той же конференции в МГЛУ: “Обществу нужно учиться толерантности не только в межконфессиональном диалоге, но и в научно-­религиозном”.

Газета «Поиск» № 50, 14 декабря 2012 г. Наталия БУЛГАКОВА