Сибирский Центр медиации

Развитие через преодоление конфликтов 

Научные конференции

Интервью Председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой

Содержание материала

Ольга ЕгороваПредседатель Мосгорсуда Ольга Егорова отвечает на вопросы журналистов газеты "Коммерсант". Очень интересное и содержательное интервью, рассказывающее о буднях нелегкой профессии судьи в современном российском обществе. Рекомендуем ознакомиться.

 

Об усыновлениям детей иностранцами

— Мосгорсуд выносит решения по усыновлениям детей иностранцами, а районные суды — гражданами РФ. Что-то изменилось в этих процессах после введения запретов на усыновление американцами? Вообще, как много детей из столичного региона через суды передается на воспитание другим людям?

— Могу сказать, что Московским городским судом за год было рассмотрено 157 дел об усыновлении. Причем, хочу отметить, речь идет о детях с тяжелыми заболеваниями и отклонениями. В одном случае мы отказали, а в 156 отдали детей. Из них 59 — в Америку, 34 — в Италию, 22 — во Францию, в Словению — 16 и в Германию — 8. Районными судами рассмотрено 761 дело. В десяти случаях в усыновлении было отказано. Вот такие цифры.

Четыре решения по усыновлению детей американцами Мосгорсуд вынес в ноябре прошлого года. Через 30 дней решения должны были вступить в силу, но из-за новогодних праздников получилось, что законными они стали только 9 января 2013 года. А с 1 января действует другой закон — о том, что мы не можем отдавать детей американцам. Поэтому судья была вынуждена вынести четыре определения о прекращении производств по этим делам. Дети остались в России, а мы обязали органы опеки и попечительства пристроить их в другие семьи. Взяли ситуацию с этими детьми на контроль. Из-за этого поднялся большой шум, все стали возмущаться. А на днях пришло разъяснение заместителя председателя Верховного суда, в котором написано, что этих четверых детей можно отдать в Америку. В случае, если на наши определения поступят жалобы, решения могут быть отменены и распоряжение Верховного суда мы сможем выполнить.

О справедливости в судах

— Экс-чиновницу Минобороны Васильеву Хамовнический райсуд определил под домашний арест, а ее подельницу Сметанову, мать двоих детей,— в СИЗО. И это притом, что у Сметановой арестован муж, а сама она, в отличие от Васильевой, сотрудничает со следствием. Это справедливо?

— Со стороны может показаться, что несправедливо. Но в обоих случаях суд при избрании мер пресечения исходил из ходатайств, заявленных следственными органами. В случае с Васильевой следствие само просило определить ее под домашний арест. По закону мы не могли ухудшить ее положение, определить в СИЗО. Могли улучшить, избрав для нее освобождение под залог или подписку о невыезде.

— Вообще, почему для некоторых домашнеарестованных используются все ограничения, предусмотренные УПК, а для той же Васильевой были введены всевозможные послабления? Более того, рассматривая жалобы защиты, Мосгорсуд только улучшил ее положение?

— Суд в зависимости от тяжести совершенного преступления и личности обвиняемой может наложить все ограничения, предусмотренные УПК, а может использовать их частично. Но в любом случае не должен поступать, как Хамовнический райсуд, который, в частности, запретил обвиняемой общение со всеми лицами. Круг этих лиц должен быть определен. В данном случае, по определению Мосгорсуда, в него вошли фигуранты дела — обвиняемые, подозреваемые и свидетели. Нельзя же запретить человеку, находящемуся под домашним арестом, звонить тому же следователю, вызывать себе скорую, аварийные службы, полицию. Поэтому Мосгорсуд не улучшил и не ухудшил ее положение — он просто конкретизировал, что ей можно, а что запрещено.