Безопасность бизнеса

Азбука безопасности

Содержание материала

Не обман, а эквивалентный обмен

 

Наконец, решение арбитражного суда вынесено: он оставил сделку по отчуждению склада в силе, а в иске Андрею отказал. Читая решение суда, Андрей почувствовал как земля уходит из него из под ног. Выходит, что меня, как собственника, и не нужно спрашивать при дележе моего имущества? И почему суд ничего не заметил относительно залога склада, не привлек к участию Банк — залогодержатель в качестве третьего лица, права и обязанности которого, очевидно, будут затронуты судебным решением? - ст. 51 АПК РФ. Юристы Андрея подали апелляционную жалобу — еще два месяца ожидания. Постановлением апелляционного суда решение суда 1-ой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Андрея - без удовлетворения. Суды установили: Истец не обосновал, каким образом внесение имущества в уставный капитал ООО [Поле Чудес] и тем самым приобретение 23,68 процентов доли его уставного капитала, могло отрицательно сказаться на финансово-хозяйственной деятельности Общества [ПоБеда], какие именно негативные последствия от спорной сделки возникли перед Обществом [ПоБеда]. Учитывая рекомендации Пленума [3] и проверяя обоснованность доводов истца [Андрея], в судебном заседании установлено, что истец не доказал как обстоятельства нарушения его прав и законных интересов как участника Общества, так и наступления неблагоприятных последствий для Общества, в результате совершения оспариваемой сделки.

По мнению судов, довод Андрея, как участника общества «ПоБеда» о нарушении его прав собственности был «не состоятелен» - ведь вместо склада «ПоБеда» обрела долю в размере 23,68% в уставном капитале «Поле Чудес», произошел эквивалентный обмен, а не лишение права, как он глубоко заблуждался! Что касалось довода о крупной сделке — то и этот довод по мнению суда был несостоятелен поскольку стоимость склада всего-то пятьсот тысяч (вот он приказ директора!), что составляет менее 25% активов общества «ПоБеда» и такая сделка не является крупной.

При этом доступ к складу закрыт, а торговые операции — единственный бизнес Андрея. Ресурсов все меньше, нечем рассчитываться с работниками, часть из которых перешли в «Поле Чудес», просрочен банковский кредит. И что не видно света в конце этого длинного туннеля.


Карты открываются

Информация — это огромная сила, особенно в нашу пост-индустриальную эпоху. Андрей обратился за советом конфликтологу, выразил свой скепсис в части правосудных судебных решений. Как мне получить доступ к складу? Для нашего бизнеса — это «дорога жизни». Особенность ситуации в том, что ни у нас, ни у «Поля Чудес» нет надежных документов на товар: каждый сидит и ждет, когда другой «откроет карты», чтобы сразу же заявить о фальсификации документов в суде или милиции. Поэтому мы даже не можем отписать фактуры и накладные на товар: мы не знаем точно, что именно осталось на складе.

Решение очень часто заключается в преодолении парадокса: мы не заем, что у нас есть, но необходимо доказать, что свои права собственности. Необходимо разорвать порочную связь между спорными правами за здание эскалада и товаром, хранящемся на этом складе: ведь ничто не мешает хранить товар иных лиц? - Гл. 47 ГК РФ.

Поэтому был найден выход. Предприятие «ПоБеда» поручилось по выданному векселю за третье лицо перед векселедержателем — «Снабжение, ремонт и сбыт» - предприятием Андрея, т.е. авалировало вексель3 сроком платежа «по предъявлении» [5,6]. Вексельная сумма — двадцать миллионов. Этот вексель не был оплачен в срок и «Снабжение, ремонт и сбыт» подало иск в третейский суд в отношении «ПоБеды», поскольку между векселедателем и поручителем по векселю -авалистом было достигнуто третейское соглашение4. В суде стороны заключили мировое соглашение: ввиду отсутствия денежных средств ответчик «ПоБеда» предоставило в качестве отступного, ст 410 ГК РФ, ВЕСЬ товар, находящийся на спорном складе, адрес которого указан в мировом соглашении. Своим решением третейский суд утвердил мировое соглашение. Весь товар означает абсолютно все что есть на складе от кузовов к прицепу автомобиля до шнурков. К решению суда прилагался перечень товаров на четырехстах страницах — все полтора миллиона позиций согласно прайс листу, а не данным бухгалтерии.

Далее «ПоБеда» просрочила срок, установленный для добровольного исполнения решения третейского суда и «Снабжение, ремонт и сбыт» обратилось в компетентный арбитражный суд по месту нахождения третейского суда за исполнительным листом ст. 44, 45 Закона "О третейских суда в РФ" и ст. 238 АПК РФ, (423, 424 ГПК РФ в случае ответчика -гражданина) После получения исполнительного листа «Снабжение, ремонт и сбыт» стало бесспорным собственником товара, оцененного по цене металлолома. Впоследствии «Снабжение, ремонт и сбыт» смогло переработать этот металлолом в новые изделия, по крайней мере, юридически ситуация была представлена именно так.

Напоминаем, что если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным, то решение третейского суда может быть оспорено в строго ограниченных законом случаях - ст. 40 Закона "О третейских суда в РФ" и ст. 230, 231 АПК РФ, ст. 419 ГПК РФ в случае ответчика -гражданина (недействительность третейского соглашения, не уведомление стороны, вынесение решения суда по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения). Если стороны согласились считать решение третейского суда окончательным, то оспорить его практически невозможно.

К слову говоря, гражданка Иванова отказалась от своего иска, а дело суд прекратил, как только «ПоБеда» подала заявление в суд об участии в качестве третьего лица и потребовала копии судебных документов для себя. Это лишь подтвердило, что документы у «Поля Чудес» - «липовые», они рассчитывали кулуарно отсудить товар в пользу Ивановой, но не вышло.

 

Здесь можно сравнить силу законного судебного решения и неудавшиеся попытки «состряпать» нужный судебный акт, опираясь на связи и «коррупционный ресурс» Побеждают закон и знания.



Это лишь фрагмент конфликта, полностью описывать мы его не будем ввиду краткого объема публикации. Конечно между обретением надежных прав на товар и защитой прав предпринимателя — огромная дистанция.