Преодоление этноконфессиональных конфликтов - залог будущего

Содержание материала

Россия - 180 народовХотя по статистке число жертв этноконфессиональных конфликтов в России несравнимо меньше, чем от заурядной бытовой преступности, нездорового образа жизни, и инцидентов на дорогах (ДТП), но от умения управлять межэтническими, расовыми, религиозными конфликтами зависит будущее такой уникальной, многонациональной страны, как Россия. 

Человек в гуще конфликта — как пловец на серфинге: он должен удерживать равновесие — быть нейтральным по отношению к конфликтующим и стремиться вперед в бурлящем политическом море. Самое сложное — разобраться, что есть норма? Что приемлемо, а что нет? Когда в конфликте участвуют лица разных национальностей, народов и конфессий, диалог может быть осложнен разным пониманием системы ценностей, культурными установками. Специалисты считают что такие конфликты станут доминирующими в нашем веке. И кроме того, этно-конфессиональные конфликты не разрешимы с позиции нормы права, а тем более военной силы.

https://univer.emediator.ru/ 

 

Безусловно, каждый народ имеет свое представление об этике поведения в той или иной ситуации, свои ритуалы и способы диалога. Так, есть вполне конкретная символика поведения, связанная с ухаживанием и отказом. Кому не знаком украинский обычай вручать сватам жениха гарбуз (тыква) в случае отказа? Это гораздо более мирное выражение со стороны невесты, чем публичные оскорбления в социальных сетях, чреватые эскалацией конфликта. И это всего один из сотен возможных примеров.
— Поскольку мы живем в современном сложном мире, ритуалы забываются, — констатировал Марат Авдыев. — Не хватает воспитания, и социализация людей, которые приезжают в наш регион из разных уголков страны (в частности — студентов) происходит с большим трудом. Тем более, в последнее время у нас исчезает совместная деятельность, как результат постиндустриализации. Могут ли социальные сети заменить досуг, проведенный вместе? Для взрослых людей, у которых уже есть жизненный опыт и умение договариваться — да, возможно. Но с подростками все сложнее: в соцсетях имеется много конфликтогенов, открывается широкий простор для манипулирования, «троллинга» или травли, склонения к суициду.

 

Один из примеров — «группы смерти», с которыми борются и правоохранители, и родители, и педагоги. К слову, здесь мнения участников семинара разделились. Кто-то сказал, что такими опасными группами должны заниматься преимущественно спецслужбы. Альтернативная точка зрения состоит в том, что без общественников в таком тонком деле просто не обойтись. Ведь если подростка оставить наедине с психологическими проблемами, не помочь вовремя, беда может нагрянуть врасплох, и никакая спецслужба не предотвратит трагедию.