Третейские суды: за что боролись - на то и напоролись!

Фото Марата Авдыева.Основной задачей так называемой третейской реформы можно назвать борьбу с "карманными" арбитражами (учреждениями, созданными и финансируемыми одной из сторон спора или аффилированным с ней лицом). В этих целях была предусмотрена разрешительная система регистрации третейских судов, согласно которой арбитраж может быть создан только при НКО, причем для этого необходимо по рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте. Одним из результатов такой  реформы стал подрыв доверия бизнеса к третейской форме разрешения споров

Пересчитали всех и возглавили процесс . . . 

Каждому третейскому суда необходимо получить разрешение Правительства РФ (ч. 4 ст. 44 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации"; далее – закон об арбитраже). Для самих НКО при этом установлены особые требования, в том числе репутационного характера (ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже). С 1 ноября этого года указанные требования вступили в силу в полном объеме – теперь третейские суды, не получившие соответствующее разрешение правительства, не вправе осуществлять свою деятельность (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже).

Если до третейской реформы в России действовали по различным подсчетам около 4 тыс. арбитражей, то сейчас их осталось лишь четыре: Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже), а также Арбитражные центры при РСПП и Институте современного арбитража (распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 798-р, распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 799-р). Все остальные третейские суды необходимое разрешение не получили.

Эксперт Владимир Хвалей обратил внимание на то, что при желании установленные законом ограничения все равно можно обойти, переключившись либо на "ad hoc" арбитраж, создаваемый для разового разрешения конкретного спора (разрешительный порядок регистрации на такой арбитраж не распространяется), либо действуя в качестве международного арбитражного учреждения (Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. запрещает препятствовать исполнению решений таких арбитражей).

Арбитражный суд отказался приводить в исполнение решение

международного коммерческого арбитража в связи с нарушением публичного порядка (определение Арбитражного суда г. Москвы от 5 мая 2017 г. по делу № А40-219464/2016). Раз решение было принято на территории России, а не иностранного государства, то по сути актом иностранного арбитража оно не является, заключил суд. Согласился с таким выводом и суд кассационной инстанции (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 июля 2017 г. № Ф05-2079/17). А месяц назад эту позицию закрепил Верховный Суд Российской Федерации (определение ВС РФ от 13 ноября 2017 г. № 305-ЭС17-16090). Таким образом, возникает неопределенность в вопросе о том, как в дальнейшем будут исполняться на территории России иностранные арбитражные решения.

До свиданаья, бизнес!

По мнению экспета Романа Зайцева, помимо прочего, одним из результатов состоявшейся третейской реформы стал подрыв доверия бизнеса к третейской форме разрешения споров. К примеру, за тот год, что существует Арбитражный центр при Институте современного арбитража, им не было рассмотрено ни одного спора. "С одной стороны, мы говорим, что третейские суды нужны и их должно быть много. Но, с другой стороны, даже те, что есть, не полностью загружены работой", – отметил эксперт.

Цитата из Юристы: разрешительный порядок создания третейских судов нужно отменить

от 19 декабря 2017 Екатерина Добрикова

 

В конечном счете, низкий уровень доверия снижает интенсивность торговли.

Такие качества, как индивидуализм, рационализм, личная инициатива и инновационность, частная собственность, конкуренция, невмешательство государства в экономику, открытость рынков, теперь признаются европейскими культурными факторами, положительно влияющими на экономическое развитие.

Ссылка

А. Алесина, П. Джулиано. Культура и институты