Минус $50 млрд. из бюджета

СудДесятилетний судебный процесс по иску бывших акционеров ЮКОСа завершился. Россия проиграла $50,000,000,000 по решению Третейского суда в Гааге. Он пришел к выводу, что Россия нарушала Энергетическую хартию, и фактически признал нефтекомпанию ЮКОС экспроприированной. Эксперты называют решение политическим и считают, что

Россия попытается аннулировать его. В GML готовы взыскивать положенные ей средства принудительно.

Кроме того, Россия должна оплатить издержки судебного процесса в размере $65 млн. Представители сторон вчера обсуждать решение суда не стали. Стороны договорились не комментировать ситуацию вплоть до объявления итогов 28 июля, взяв время на ознакомление с более чем 500-страничным решением. Очевидно, что Россия сделает попытку обжаловать решение суда.

История этого конфликта

Судебный процесс начался в 2005 году. В 2003 году государство выдвинуло против ЮКОСа обвинения в неуплате налогов, президент и основной акционер компании Михаил Ходорковский был арестован (осужден за мошенничество в 2005 году, помилован и выпущен на свободу в декабре 2013 года). В конце 2004 года через аукцион за 263 млрд руб. ($9,3 млрд на тот момент) был продан основной актив ЮКОСа, "Юганскнефтегаз" (сейчас принадлежит "Роснефти"). В 2005 году Михаил Ходорковский продал своим партнерам долю в GML, и она стала контролировать 70,5% ЮКОСа. От всех судебных разбирательств вокруг компании бизнесмен с тех пор дистанцировался, на прошлой неделе его представители утверждали, что к текущему процессу господин Ходорковский не имеет никакого отношения. Владельцами GML считаются Леонид Невзлин, Владимир Дубов и ряд других.

Объективен ли этот суд?

В ходе процесса, российская сторона пыталась "уделять больше внимания фактам", а GML "создавала картинку". "У России почти не было свидетелей, у GML — много и все политизированы". В частности, в суде, помимо Леонида Невзлина, выступали топ-менеджеры ЮКОСа Жак Косьюско-Моризе, Франк Ригер, Брюс Мизамор, Стивен Тиди и даже бывший помощник президента России Андрей Илларионов.

Заметим, что Энергохартию в 1994 году подписал премьер РФ Виктор Черномырдин, но Госдума ее так и не ратифицировала. Документ применялся на "временной основе", говорили представители РФ, то есть только в частях, которые не противоречат Конституции РФ и другим российским законам. «Но ни один аргумент российской стороны тогда услышан не был».

В итоге в 2009 году суд начал рассмотрение дела по существу, по сути приняв как факт, что Россия обязана применять Энергохартию, На этом этапе истец утверждал, что налоговые требования к ЮКОСу, следствием которых стало его банкротство (конкурсное производство завершилось в 2007 году), "были предъявлены с целью отобрать компанию". Юристы РФ доказывали, что экспроприации (ст. 26 Энергохартии защищает инвестиции в ТЭК от претензий правительств стран) не было, а для банкротства ЮКОСа имелись законные основания. GML в качестве примера приводила переход "Юганскнефтегаза" под контроль "Роснефти", доказывая, что прямую выгоду от этого получило государство. Суд признал действия властей РФ "полномасштабной атакой на ЮКОС и его владельцев с целью обанкротить компанию", хотя и согласился с тем, что она пыталась уклониться от полной выплаты налогов через "подставные" структуры в Мордовии.

При этом, суд не учел одну из статей Энергохартии, по которой решения о налоговых спорах должны принимать правительства стран, где зарегистрированы компании (Россия, Великобритания и Кипр), назвав это "пустой тратой времени". Заслушать специалистов по российскому налогообложению суд отказался, решив разбираться в фискальной системе самостоятельно, хотя и признал отсутствие у себя экспертизы в этом вопросе. Также суд не принял во внимание решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по двум сходным искам акционеров ЮКОСа о справедливой компенсации РФ за неуплату налогов.

Вызывает у российской стороны вопросы и методика расчета убытков. Предложенную истцами суд отклонил и утвердил свою, не объяснив сторонам деталей. Сумма $50 млрд включает стоимость 70,5% ЮКОСа на момент окончания конкурсного производства в компании в 2007 году, оцененную на базе биржевых индексов нефтегазовых компаний в $61 млрд (стоимость доли GML — $42,6 млрд) плюс потенциальные дивиденды в размере $52 млрд, которые GML могла получить в 2003-2014 годах. Признав, что действия ЮКОСа все же могли "частично" привести к банкротству, суд вычел из получившейся суммы 25%.

По решению суда, так как присуждена "существенная сумма", у России есть время на выплаты до 15 января 2015 года, после чего начнут начисляться проценты. Также в течение 10 дней с 28 июля Россия может обратиться в суды Голландии, на территории которой рассматривался иск, с заявлением об аннуляции решения. Скорее всего, РФ будет апеллировать к тому, что доводы одной из сторон не были заслушаны, то есть решение "нарушает порядок и основы нравственности". В GML не ждут легкой победы.

Газета «Коммерсант» от 28 июля 2014 г.
Кирилл Мельников, Кирилл Сарханянц